?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Соблазны 20-го века

Время рождает художников, но и художники творят время. Это теперь мы толпой бежим смотреть Ван Гога – потому что он научил нас видеть мир его глазами, а ведь первоначально сочли его полотна бредом сумасшедшего. Так что, кто знает – может, еще немного тренировки, и мы различим высокое искусство в формалиновых акулах. (Тем более, что акула сама по себе – безусловно, прекрасна, когда она – в море). Мне, однако, кажется, что мы, наоборот, близки к осознанию того, что король - голый, хотя на это и потребовалось целое столетие.

Несмотря на трудность проведения четкой границы между искусством и не-искусством, и несмотря на продолжающееся размножение акул в современных музеях, все же есть ощущение, что эта дорога завела нас куда-то не туда. Самое время задуматься – как и почему это случилось?

Поль Джонсон, автор "Новой истории искусства", полагает, что причина в том, что соотношение мастерства и новизны – по его мнению, двух определяющих компонентов искусства – слишком уж сместилось в пользу новизны, так что в результате изобразительное искусство превратилось в искусство моды: новизна стала самоцелью. Вроде стройная схема, но в нее не очень вписывается, с одной стороны, Пиросмани, сила которого вроде бы тоже не в технике, а с другой – все те несомненные мастера живописи (не будем называть их по имени), чьи произведения можно назвать художественными только условно.

Так что, мне кажется, дело не в количестве новизны, а в ее качестве. Есть новизна художника – отражение уникальности его личности, а с новизной другого рода мы тоже хорошо знакомы – это новизна промышленного производителя, который вынужден каждый год менять форму носков обуви и ручек автомобилей, чтобы мы выбросили свои старые ботинки и машины и купили новые, а не то он разорится. Эта новизна, она же мода – неизбежное следствие железных законов рынка.

И действительно: пока художники работали на заказ – церкви, монарха или просто богатого клиента – никаких акул не было. А вот когда возникли вернисажи и музеи – то есть, свободный рынок искусства – тут-то акулы и появились. Забавно, что при этом наиболее рьяные творцы акул всегда представляют свою деятельность как "эпатирование буржуа" – а между тем, ведь именно ему они и обязаны самим своим существованием.

Знакома нам и другая особенность этой деятельности – перенесение центра тяжести с действия на автора: культ знаменитостей, которые знамениты только потому, что знамениты. (Один желчный англичанин когда-то заметил, что этот культ так расцвел в США в наказание за то, что американские колонисты отреклись от короля – а надо же о ком-то сплетничать?..) Святая вера в то, что каждый достоин пятнадцати минут славы возникла не на пустом месте. Судя по всему, это – реакция на обезличивание индивидуума в массовом обществе, которое, в свою очередь – расплата за повышение эффективности производства.

Так что причины у обольщения акулами, конечно, были. Так же, как и у другого соблазна прошедшего столетия – политического тоталитаризма. На первый взгляд, эти явления отражают противоположные тенденции – ведь даже Муссолини, начинавший поддержкой футуристов, быстро впал в классицизм, характерный для любой империи. Но, на мой взгляд, в их природе есть и нечто общее – как у заразных болезней.

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
antonrai
Aug. 2nd, 2013 07:17 am (UTC)
В конечном счете, в вопросе отделения искусства от не-искусства остается только один способ - критика каждого конкретного произведения (скорее конкретного произведения - чем какого-то направления), претендующего на то, чтобы называться искусством. Проблема же может быть в том, что зачастую критики требуют произведения не заслуживающие даже и намека на критику.
egovoru
Aug. 2nd, 2013 11:39 am (UTC)
Мне кажется примечательным существенный разрыв между оценками такого, скажем, конкретного произведения http://www.saatchigallery.com/artists/artpages/tracey_emin_my_bed.htm профессиональными критиками (а также хранителями музеев, частными коллекционерами, и т.п. - околохудожественным истеблишментом) и обычной публикой, которая явно от всего этого уже утомилась. Конечно, такой разрыв был всегда, но все же, мне кажется, никогда он не достигал нынешнего размера.
antonrai
Aug. 2nd, 2013 12:31 pm (UTC)
Тут возникает мысль о работе художника - в чем она состоит? Написано: "Tracey shows us her own bed, in all its embarrassing glory". Кровать-то мы и видим, а вот... Но конкретно в вопросах оценки живописи и инсталляций я себя специалистом не считаю.
Утомление же публики - критерий тоже такой шаткий; не говоря уже о разнородности публики. Всегда остается полагаться на "голову на своих плечах" и стараться отдавать отчет во всех своих оценках.

egovoru
Aug. 2nd, 2013 12:47 pm (UTC)
"В вопросах оценки живописи и инсталляций я себя специалистом не считаю".

Ну, а я-то, наоборот, считаю, что - кто, если не мы?.. Да и Вы чуть ниже все же призываете полагаться на собственное суждение. По моему мнению, ответ на вопрос, в чем состоит работа художника, рождается именно из взаимодействия художника и зрителя, и зрителю принадлежит здесь не менее активная роль, чем самому творцу.

antonrai
Aug. 2nd, 2013 01:10 pm (UTC)
"кто, если не мы?" С этим-то я согласен, просто оценщик помимо всего прочего должен отдавать отчет и в том, что он в состоянии оценивать, где его оценки менее весомы, а где - прямо сомнительны. Я в своих оценках живописи не слишком уверен просто в силу недостаточного "знакомства с материалом", если так можно сказать.
egovoru
Aug. 2nd, 2013 11:18 pm (UTC)
Да, я очень хорошо Вас понимаю:

Картину раз высматривал сапожник
И в обуви ошибку указал;
Взяв тотчас кисть, исправился художник.
Вот, подбочась, сапожник продолжал:
"Мне кажется, лицо немного криво...
А эта грудь не слишком ли нага?"....
Тут Апеллес прервал нетерпеливо;
"Суди, дружок, не свыше сапога!"
egovoru
Apr. 5th, 2015 03:33 pm (UTC)
А вот еще один ЖЖ-автор предложил такой критерий: настоящее искусство определяется количеством его цитирования в других произведениях искусства! Что скажете?
antonrai
Apr. 5th, 2015 06:15 pm (UTC)
Нормально отношусь, хотя и суть дела это мало проясняет. Так любое достаточно известное произведение искусства будут достаточно много цитировать (в самых различных контекстах), но вопрос остается - почему оно стало известным?
nebos_avos
Aug. 2nd, 2013 08:53 am (UTC)
"Знакома нам и другая особенность этой деятельности - перенесение центра тяжести с действия на автора". Как раз в этом новизны нет - идет оно от романтизма и символизма. Вообще, мне думается, у постмодерна есть с ними что-то общее.
egovoru
Aug. 2nd, 2013 11:28 am (UTC)
Да, конечно - ничто не возникает из ничего. И проблема личности и общества, конечно, обозначилась, наверное, еще в первобытные времена, а вовсе не в конце 19-го века. Но все-таки остается ощушение некоего качественного перехода, хотя границы его и размыты.

И потом, Байрон, все-таки, был знаменит именно своими стихами - и даже Вячеслав Иванов или там Малларме.

Edited at 2013-08-02 11:48 am (UTC)
( 10 comments — Leave a comment )