?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Бунин поселил там своего господина, но все же эти места в первую очередь вызывают у меня в памяти совсем другое имя.


В детстве его герои были мне почти такими же родными, как Шерлок Холмс: Джонни-отступник, мексиканец Фелипе Ривера, безымянный путешественник из «Любви к жизни», прячущий под матрац сухари.

Его главный роман преподносили нам как «историю борьбы художника с буржуазным окружением», а мне кажется, это книга о разбитом сердце. Но я извлекла оттуда другой урок: если даже такой двужильной «белокурой бестии», как Мартин Иден, оказалось не под силу днем работать в прачечной, а вечером писать рассказы, то все разговоры о «землю попашет, попишет стихи» – чистый блеф. А вы, уважаемые, что запомнили из Джека Лондона?

Сан-Франциско – младший брат Манхэттена: такой же полуостров, та же устремленность вперед, а сверх того – холмистый рельеф, что всегда способствует городу к украшенью. Прошлой весной я провела там всего несколько часов, но уже успела его полюбить :)


Ника Сан-Францисская над входом в какое-то заведение –
ее автор явно был поклонником Джакометти :)

Posts from This Journal by “Новый Свет” Tag

  • Московских Нью-йоркских окон негасимый свет

    Вопреки завету «пешеходов надо любить», наши города быстро превращаются в места обитания автомобилей. А вот традиция украшения витрин под…

  • Колорадо мое, Колорадо

    Первый нотный сборник ковбойских баллад вышел из печати уже в 1910 году, через три года после книжки О. Генри «Сердце запада». Но настоящая…

  • Меж сыром лимбургским живым

    В советское время родители воспитывали детей в подозрении к частному предпринимательству. Мой отец говорил: «Я врач, ты биолог: это я понимаю. А…

Comments

kostya_h
May. 27th, 2017 08:30 am (UTC)
Сомневаюсь. В книге-то было постепенное и целенаправленное погружение, насколько я помню.
steblya_kam
May. 27th, 2017 08:35 am (UTC)
??? Текст гуглится на раз:
Она вышла из города и вдруг увидела себя на берегу глубокого пруда, под тению древних дубов, которые за несколько недель перед тем были безмолвными свидетелями ее восторгов. Сие воспоминание потрясло ее душу; страшнейшее сердечное мучение изобразилось на лице ее. Но через несколько минут погрузилась она в некоторую задумчивость — осмотрелась вокруг себя, увидела дочь своего соседа (пятнадцатилетнюю девушку), идущую по дороге, — кликнула ее, вынула из кармана десять империалов и, подавая ей, сказала: «Любезная Анюта, любезная подружка! Отнеси эти деньги к матушке — они не краденые — скажи ей, что Лиза против нее виновата, что я таила от нее любовь свою к одному жестокому человеку, — к Э... На что знать его имя? — Скажи, что он изменил мне, — попроси, чтобы она меня простила, — бог будет ее помощником, — поцелуй у нее руку так, как я теперь твою целую, — скажи, что бедная Лиза велела поцеловать ее, — скажи, что я...» Тут она бросилась в воду. Анюта закричала, заплакала, но не могла спасти ее, побежала в деревню — собрались люди и вытащили Лизу, но она была уже мертвая.
Где тут хоть слово про постепенное и целенаправленное погружение?
kostya_h
May. 27th, 2017 09:28 am (UTC)
Я оставался в контексте обсуждения Идена. Т.е. подразумевал, что Лиза не смогла бы так, как герой Лондона (да, каюсь, не уточнил, как именно). Так что тут вышло некоторое недопонимание.