?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В своем разборе шедевра Голдинга Андрей Аствацатуров показывает, что этот писатель почти буквально следует сюжету «Вакханок» Еврипида: «Интересно, что финальная сцена «Повелителя мух» отчасти повторяет этот еврипидовский по духу эпизод из второй главы. Охотники снова подожгут остров, теперь уже не случайно, а специально, но с противоположной целью – не спасти(сь), а убить, не ради жизни, а ради смерти. Они попытаются выкурить из лесу Ральфа на открытое пространство, где его легче будет добить копьями. Но их усилия парадоксальным образом снова приведут к совершенно другому результату – их спасут. Дым от огня увидят с военного корабля, оказавшегося поблизости. Пытаясь спастись, персонажи едва не погибнут. Пытаясь убить и поджигая собственный остров с четырех сторон, они спасутся: мир Голдинга экзистенциалистски абсурден и всегда готов опровергнуть любые человеческие смыслы».


Я согласна, что этот парадокс – едва ли не самое примечательное во всем романе и безусловно самое настораживающее. Но меня смущает аствацатуровская интерпретация одного из главных героев – Саймона, который четыре раза на протяжении короткого очерка поименован «христоподобным», а также «визионером» и «мистиком».

Да, Саймон – первый поименованный погибший на острове (еще раньше недосчитываются безымянного «малыша с отметиной на лице»), но ведь его смерть была если не случайной, то по крайней мере непреднамеренной: никто не собирался убивать именно его, в отличие от прицельно приконченного Хрюши и едва избежавшего смерти Ральфа. «Он <Саймон> является к дикарям со своими откровениями в самый неподходящий момент: племя, охваченное дионисийским безумием, поет и танцует. Саймона никто не слышит и не узнает. Его, как и Пенфея, принимают за зверя, терзают и в итоге убивают». Разве это похоже на историю Христа? Аствацатуров напоминает, что Саймон (Симон) – имя апостола Петра до крещения; но все-таки ведь – апостола, а не самого Учителя? (К тому же голдингов Саймон ни от кого не отрекался, так что я подозреваю, сигару здесь можно считать просто сигарой).

Что же касается визионерства, то действительно, именно Саймону в гниющей на шесте голове убитой свиньи пригрезился сам Властитель ада. Но ведь Саймон был и единственным, кто, вместо того, чтобы успокаивать свой страх ритуальными танцами вокруг костра, отправился ночью один через весь остров, чтобы, наконец, разобраться, что же там шевелилось в пещере? Так что Саймон – отнюдь не мистик, а носитель стремления к объективному знанию, и его трагическая судьба, мне кажется, больше напоминает участь Гипатии или Галилея, чем Христа. А вы что скажете, уважаемые?


Гибель Саймона (в его роли – Джеймс Бэдж Дейл)
в экранизации 1990-го года. Светящуюся палку следует, конечно, признать попыткой режиссера сыграть на популярности «Звездных войн» –
у Голдинга ничего подобного нет :)

Tags:

Posts from This Journal by “книги” Tag

  • Здесь паки гений просвещенья

    До меня дошло то, что вы, дорогие френды, наверняка поняли уже давно. Подозрительное отношение к науке в постсоветской России вызвано тем, что…

  • Не уходи, побудь со мною

    Самой радикальной из всех антиутопий до сих пор была «Машина времени» Уэллса: человечество разделилось на две породы, одна из которых выращивает…

  • Мы с тобой одной крови

    Что бы ни говорили о подражании Диснею, а наш мультфильм под музыку Губайдулиной, который я помню еще как отдельные серии по черно-белому…

Comments

( 19 comments — Leave a comment )
woodenfriend
Aug. 8th, 2018 03:54 pm (UTC)
вообще не помню кто такой саймон. наверное надо перечитать, но не уверен, что осилю. я из тех кто не ходит за ленточки "впечатлительным и слабонервным не ходить". а хуже чем "повелитель мух" на меня подействовал разве что "скотный двор"
egovoru
Aug. 8th, 2018 11:16 pm (UTC)
"вообще не помню кто такой саймон"

Саймон - это мальчик, выяснивший, что ужасный "монстр", который так напугал ребят в пещере - это всего лишь раздуваемый ветром парашют разбившегося летчика. Саймон обнаружил это, в одиночестве отправившись в пещеру ночью, когда все остальные плясали вокруг костра, заклиная "монстра" (Голдинг так моделирует происхождение религии). Разобравшись, в чем дело, Саймон побежал назад, спеша сообщить остальным о своем открытии. Но, одурманенные страхом, они не узнали его в темноте и, приняв его самого за "монстра", напали на него с палками и убили.

"но не уверен, что осилю"

Вместо перечитывания романа можно посмотреть одну из экранизаций - ту, из которой клип, или более раннюю черно-белую, поставленную Питером Бруком. Они обе очень хорошие и близкие к тексту, и обе есть целиком на ютьюбе. Собственно, сама я впервые познакомилась с этим произведением именно как с экранизацией в 1990-м году, а уж потом прочла роман и посмотрела вторую экранизацию.

Edited at 2018-08-09 10:00 am (UTC)
woodenfriend
Aug. 9th, 2018 10:30 am (UTC)
на старую экранизацию уже не раз натыкался, а про версию 90 года не знал. посмотрел слайдики, сразу бросилось в глаза наличие темнокожих англичан.. это такая форма политкорректности? в таких условиях прямое визуальное противопоставление белокожей цивилизованности и чумазой дикости будет не таким эффектным :) близок тот день, когда требование равного представительства рас в синематографе приведёт к потемнению кожи какого-нибудь доктора уотсона..
egovoru
Aug. 9th, 2018 11:21 am (UTC)
"сразу бросилось в глаза наличие темнокожих англичан.. это такая форма политкорректности?"

Да, официальные кинокритики тоже обратили внимание на это обстоятельство, а я как-то не заметила :) Этот второй фильм вообще больше ругают, чем первый, но мне кажется, несправедливо: во всяком случае на меня он произвел очень сильное впечатление. То обстоятельство, что он, в отличие от фильма Питера Брука, сделан в цвете, идет ему на пользу: в конце концов, дело ведь происходит на тропическом острове!

"требование равного представительства рас в синематографе приведёт к потемнению кожи какого-нибудь доктора уотсона"

Доктора Сарториуса вот уже сделали темнокожим, заодно переменив и его пол :) Конечно, это смотрится довольно странно, но я не уверена, что это так уж излишне. Судя по результатам объективных тестов, бессознательное предпочтение белокожих людей остается с нами, и оно может сказываться на принимаемых нами решениях не самым адекватным образом.
steblya_kam
Aug. 9th, 2018 07:11 am (UTC)
Я бы сказала, что такая интерпретация образа Саймона - вполне консенсус среди литературоведов. Рациональное научное знание Голдинг, мягко говоря, не чтил. Оно персонифицировано в образе Хрюши, который очень милый, но на острове оказывается бесполезным и беспомощным просто потому, что его не слушают. Кстати, он гибнет вторым.
о ведь Саймон был и единственным, кто, вместо того, чтобы успокаивать свой страх ритуальными танцами вокруг костра, отправился ночью один через весь остров, чтобы, наконец, разобраться, что же там шевелилось в пещере? - Это не противопоставление науки мистике, а противопоставление протестантизма язычеству. Протестантская традиция (мейнстрим, конечно, о всяких шейкерах речь не идёт) подразумевает неприятие ритуалов и готовность встретиться со злом в одиночку.
Возможно, Вам будет интересна моя статья о Голдинге (свежая). Хотя редактура там неудачная, кое-где фразы покорёжили.
egovoru
Aug. 9th, 2018 09:56 am (UTC)
Спасибо за отклик и ссылку на Вашу статью, прочла ее с интересом. Она, правда, не столько о самом романе, сколько о его восприятии российской аудиторией - что, конечно, тоже очень интересная тема.

О постановке Додина я ничего не знала и впервые познакомилась с этим произведением именно по экранизации 1990-го года, которую увидела, работая в Венгрии. Уже потом прочла книгу и посмотрела более раннюю и более точно следующую тексту экранизацию Питера Брука.

"Рациональное научное знание Голдинг, мягко говоря, не чтил. Оно персонифицировано в образе Хрюши"

Мне кажется, Хрюша - это воплощение связи времен, традиции, если угодно - поклонения авторитету. В силу своей астмы он больше всех других детей проводил время среди взрослых и потому лучше всех усвоил их наставления. Голос Хрюши - это голос суперэго. В какой-то мере его слышит и Ральф, но именно Хрюша выступает главным транслятором опыта предыдущих поколений. А Ральф, я бы сказала - это воплощение нашей (ограниченной, конечно) способности ставить себе отдаленные цели, не отвлекаясь на сиюминутные.

Саймон же - символ не рациональности, а инстинктивной любознательности, свойственной человеческому роду. Загадка "монстра" не дает ему покоя - настолько, что он в одиночестве отправляется на разведку, когда все другие пытаются заглушить свой страх подручными средствами. Хрюша способен только транслировать знание, добытое прежними поколениями, но не добывать новое. Добытчик же знания - именно Саймон.

"Протестантская традиция <...> подразумевает неприятие ритуалов и готовность встретиться со злом в одиночку"

Разве? Я, конечно, вовсе не знаток христианских деноминаций, но мне казалось, протестантизм - это готовность в одиночку встретиться с Богом, а не с дьяволом? А пляски вокруг костра у Голдинга - надо полагать, прямая аналогия нацистских факельных шествий.

Надо сказать, что мне этот роман вовсе не кажется таким уж безнадежным. Я воспринимаю его как предупреждение, напоминание о том, что нам следует быть все время на страже, все время помнить о своей потенциальной возможности совершить зло.
steblya_kam
Aug. 11th, 2018 09:11 am (UTC)
Разве? Я, конечно, вовсе не знаток христианских деноминаций, но мне казалось, протестантизм - это готовность в одиночку встретиться с Богом, а не с дьяволом? - И с дьяволом тоже. Все голливудские хорроры про это.
Что касается Вашего прочтения романа, оно любопытно, но оно только Ваше. Я даже не знаю, как спорить. Поспорила бы только с тем, что Хрюша символизирует традицию и поклонение авторитету. В том-то и дело, что он авторитета лишён с самого начала. Его в школе чморили, на острове он мог бы быть полезен благодаря знаниями и способности хладнокровно рассуждать, но его никто не слушает.
А пляски вокруг костра у Голдинга - надо полагать, прямая аналогия нацистских факельных шествий. - Это-то да. У Голдинга прямая последовательность того, как нацизм сокрушает сначала нравственность (Саймон), потом разум (Хрюша), потом нормальный мир обывателя (погоня за Ральфом).
Но, между прочим, смерть Саймона не первая. Почему-то никто не помнит, что в самом начале при неудачной попытке развести костёр гибнет один из малышей.
egovoru
Aug. 11th, 2018 12:25 pm (UTC)
"Все голливудские хорроры про это"

Я, увы, не в состоянии смотреть фильмы ужасов, поэтому не в курсе их сюжетов. Но то, что ведь и Лютер кидался в черта чернильницей именно персонально, наверное, свидетельствует в пользу Вашего утверждения.

"Я даже не знаю, как спорить"

А зачем спорить? Читательское восприятие всегда сугубо субъективно, и никто не может гарантировать, что именно его восприятие - "единственно правильное". Я даже рискну утверждать, что и тот смысл, который вложил в свое произведение сам автор, не может претендовать на этот статус - книги, как и дети, после написания живут своей жизнью :)

"он авторитета лишён с самого начала"

Да, конечно, и Голдинг умело использует этот контраст. Сам Хрюша - нелепый и смешной (я бы даже сказала, довольно противный), явный объект для травли, но именно он лучше всех усвоил заветы взрослых. Разумеется, он сам не имеет никакого авторитета у детей, но зато он тверже всех помнит и больше всего полагается на авторитет взрослых. Он - не обладатель авторитета, а носитель веры в него.

Что же касается обладания авторитетом, то борьба за него у Голдинга расписана буквально по нотам. Ральф заботится о глобальных, отдаленных целях (спасении с острова), а Джек - о сиюминутных, но самых насущных (утолении голода). Сразу после крушения остальные еще способны идти за Ральфом, но по мере того, как борьба за существование становится все более напряженной, они перекидываются к Джеку.

"нацизм сокрушает сначала нравственность (Саймон), потом разум (Хрюша), потом нормальный мир обывателя (погоня за Ральфом)"

А почему же Саймон кажется Вам более нравственным, чем все остальные? Я не помню в книге ничего, что указывало бы на это - но, возможно, я просто забыла?

К тому же Ральф отнюдь не кажется мне средним обывателем: на эту роль больше годятся, например, близнецы, у которых не хватило мужества на открытое восстание, но которые все-таки пришли тайно сообщить Ральфу, что на него готовится охота. (Впрочем, я вообще не люблю слово "обыватель" и даже писала здесь об этом). Ральф же - это тот, кто способен не только думать о глобальных целях, но и воспринимать свое сообщество как целое, заботиться о его общих интересах. Иными словами, Ральф - это образец "хорошего лидера". Да, Голдинг показывает, что он не справляется и даже сам становится жертвой толпы, но это не отменяет того, что Ральф - все-таки самый подходящий кандидат на руководящую должность. Интресно, имел ли Голдинг в виду какого-то конкретного политического деятеля, вроде Густава Штреземана?

"Почему-то никто не помнит, что в самом начале при неудачной попытке развести костёр гибнет один из малышей"

Эта смерть вызвана объективными трудностями борьбы со стихией, а не социальной динамикой внутри детского сообщества - иными словами, его никто не убивал. Я думаю, именно поэтому этот персонаж, "малыш с меткой на лице", так и не назван автором по имени - а значит, он не особенно задерживается в памяти читателя. Но все равно спасибо за уточнение - я добавила упоминание этого малыша в текст поста.

Edited at 2018-08-11 01:49 pm (UTC)
steblya_kam
Aug. 14th, 2018 11:18 am (UTC)
Эта смерть вызвана объективными трудностями борьбы со стихией, а не социальной динамикой внутри детского сообщества - иными словами, его никто не убивал - она вызвана не стихией, а безалаберностью детей, целой чередой неправильных поступков. Дети неправильно разожгли костёр, отвлеклись, не уследили за ним, не проверили, все ли покинули опасное место. У Голдинга прямым текстом сказано, что они понимают свою вину и ответственность. Просто перечитайте это место, там это довольно пространный эпизод. Это ещё не осознанное убийство, а просто халатность. Последовательное падение: путь ко злу начинается с халатности.
Почему Саймон олицетворяет нравственность? Да потому что он понимает природу зла, это он объясняет ребятам, что "зверь - это мы сами". Для христианской религиозной традиции самокритика, осознание зла в себе - это и есть нравственность. У Готорна, собственно, почти все произведения на эту тему. У Честертона эта мысль часто появляется в рассказах об отце Брауне. И т.д.
egovoru
Aug. 14th, 2018 01:19 pm (UTC)
"Последовательное падение: путь ко злу начинается с халатности"

Да, согласна: у Голдинга отчетливо показана наклонная плоскость зла. Саймона ведь тоже убили еще просто по ошибке, а вот Хрюшу - уже нет. Мне кажется очень примечательной фигура Роджера, того, кто "заострил палку с обоих концов". Пока дела обстоят более или менее благополучно, мы даже не знаем о его существовании, но как только атмосфера сгущается, он немедленно выходит на первый план.

"потому что он понимает природу зла, это он объясняет ребятам, что "зверь - это мы сами"

А разве он прямо говорит такие слова? Я этого не помнила, мне казалось, это тот вывод, который должны сделать сами читатели.
steblya_kam
Aug. 18th, 2018 08:39 am (UTC)
да, прямо:
– Может, – решился он наконец, – может, зверь этот и есть.

Вокруг неистово заорали, и Ральф встал, потрясенный:

– Саймон – ты? И ты в это веришь?

– Не знаю, – сказал Саймон. Сердце у него совсем зашлось, он задыхался. – Я…

И тут разразилась буря:

– Сиди уж!

– А ну, клади рог!

– Да пошел ты!..

– Умолкни!

Ральф крикнул:

– Дайте ему сказать! У него рог!

– То есть… может… ну… это мы сами.

– Вот полоумный!


пруф
egovoru
Aug. 18th, 2018 12:24 pm (UTC)
Да, спасибо за цитату!

Но вот что интересно: идея личной ответственности - все же не очень протестантская. Насколько я понимаю, большинство протестантских деноминаций полагались на предопределение, а в этом случае - какая уж личная ответственность? Мне, признаться, эта ответственность вообще кажется сугубо постхристианской, то есть, набравшей популярность уже в Новое время - но, может, я ошибаюсь?

Edited at 2018-08-21 11:15 pm (UTC)
steblya_kam
Aug. 25th, 2018 07:57 am (UTC)
Идея личной ответственности вообще-то общехристианская. В противовес античному пониманию рока. Не зря Блаженный Августин так громил астрологию.
Теперь про предопределение. Во-первых, жёсткая доктрина предопределения существует только в кальвинизме, а не в "большинстве" протестантских течений; в англиканстве её точно нет и не было. Во-вторых, даже у кальвинистов это никоим образом не отменяет личной ответственности, хотя они и вертятся как уж на сковородке вот уже 500 лет, пытаясь совместить то и другое.
egovoru
Aug. 25th, 2018 01:44 pm (UTC)
"жёсткая доктрина предопределения существует только в кальвинизме"

А как же ап. Павел с его "К Римлянам" (8:28-30):

"Притом знаем, что любящим Бога, призванным по [Его] изволению, все содействует ко благу.
Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями.
А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил"?

"они и вертятся как уж на сковородке вот уже 500 лет, пытаясь совместить то и другое"

Да уж, задача совмещения всемогущего и всезнающего Бога с человеческой свободой воли - пожалуй, будет посерьезнее даже споров о том, является ли Христос богом или богочеловеком :)
steblya_kam
Aug. 28th, 2018 08:41 am (UTC)
В каждой конфессии толкование этого вопроса своё. Большинство конфессий всё-таки официально признаёт свободу воли. Этот пассаж можно понять и так, что кто возлюбит Бога, того Бог распознаёт и "предопределяет" (то есть назначает) ко спасению. А уж возлюбить Бога или нет - это вопрос свободы воли. В католицизме, например, свобода воли входит в официальную доктрину.
Обзор проблемы тут:
https://en.wikipedia.org/wiki/Free_will_in_theology
jack_johnson_v
Aug. 21st, 2018 02:39 pm (UTC)
Голдинга не читал, читал лишь "Вакхано". Из приведённого отрывка параллель со вторым действием вовсе не очевидна.
egovoru
Aug. 21st, 2018 11:12 pm (UTC)
Аствацатуров в своем очерке прослеживает целый ряд параллелей с "Вакханками", не только в процитированном мною абзаце. Полный текст его опуса я нашла только на "Флибусте", куда и ведет ссылка из поста.

Этот же абзац привлек мое внимание тем, что там упоминается самое, на мой взгляд, примечательное обстоятельство этого романа, парадокс, вот в чем заключающийся. Когда после авиакатастрофы группа детей (разного возраста, включая уже подростков) оказывается на необитаемом острове, самый разумный из них, Ральф, понимает, что перво-наперво надо разложить и все время поддерживать сигнальный костер, чтобы проходящие суда заметили их бедственное положение. Но, конечно, сидеть возле костра постоянно никто не хочет, а хочет искать пропитание, купаться и т.д., и Ральфу стоит немалого труда настоять на своем.

Этот костер, однако, никого так и не привлек, а ситуация в детском коллективе развивается таким образом, что Ральф оказывается изгоем, и в какой-то момент на него устраивают охоту. Пытаясь спастись, он прячется в лесу, и его преследователи этот лес поджигают, чтобы его выкурить. Пожар охватывает половину острова, и вот его-то и замечают спасатели. То есть у Голдинга получается, что разумные действия не возымели успеха, а иррациональная жестокость привела к спасению. Поскольку дети на острове у него - модель всего человечества на планете, то иные читатели делают из этого далеко идущие выводы.

На мой взгляд, этот роман - одно из самых значительных произведений литературы 20-го века, так что я очень рекомендую его прочесть. Правда, сама я впервые с ним ознакомилась в довольно еще юном возрасте, так что не знаю, как бы я отнеслась к нему, если бы впервые прочла его сейчас (сейчас я вообще уже романов не читаю).

Edited at 2018-08-21 11:18 pm (UTC)
jack_johnson_v
Aug. 22nd, 2018 02:36 pm (UTC)
Мне кажется, что Аствацатуров мог бы с такой же натяжкой провести параллели хоть с "Царем Эдипом" Софокла, хоть с "Ипполитом" того же Еврипида. Тем не мене, описываемый Вами парадокс действительно примечателен: он словно является неким архетипом, отражённым во многих драматическим произведениям, особенно тех, где герой пытается спорить с богами или уйти от своей судьбы.

Голдинга я может бы и прочёл, если б было время. А так, когда читаешь более 10 книг параллельно и программа чтения более чем на год вперёд забита - приходится расставлять приоритеты.



Edited at 2018-08-22 02:46 pm (UTC)
egovoru
Aug. 22nd, 2018 10:58 pm (UTC)
"Аствацатуров мог бы с такой же натяжкой провести параллели хоть с "Царем Эдипом" Софокла"

Я, к сожалению, не такой уж знаток античной литературы, чтобы определить, на какую именно греческую трагедию этот роман больше всего похож. Но то, что он принадлежит тому же жанру, кажется мне несомненным.

"Голдинга я может бы и прочёл, если б было время"

Вместо чтения романа можно посмотреть одну из двух экранизаций - они обе весьма достойные и близко следуют тексту. Та, из которой клип в посте - более поздняя; ее достоинство - то, что она цветная, а недостаток - то, что режиссер все же позволил себе некоторые мелкие вольности, вроде этих светящихся палок. Предыдущая же экранизация знаменитым Питером Бруком хороша всем, кроме того, что она черно-белая, а дело ведь происходит на тропическом острове, и его краски, мне кажется, важны для сюжета.
( 19 comments — Leave a comment )