?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В дни моей юности даже совсем далекие от поэзии люди не могли не знать этого имени – а также этого лица, постоянно мелькавшего в телевизоре. Их обладатель был весьма «приближен к столику» – за то, что прилежно исполнял любые заказы власти. Понятно, такая фигура не могла вызвать у меня ни малейшего интереса.


Первый звонок прозвучал, когда я обнаружила, что слова очень нравившейся мне песни из культового фильма принадлежат вовсе не Новелле Матвеевой, как почему-то считали все вокруг, а этому придворному поэту. Но только сейчас мне попались на глаза такие его стихи – не знаю, какого года:


Старенькие ходики.
Молодые ноченьки…
Полстраны – угодники.
Полстраны – доносчики.

На полях проталинки,
дышит воля вольная…
Полстраны – этапники.
Полстраны – конвойные.

Лаковые туфельки.
Бабушкины пряники…
Полстраны – преступники.
Полстраны – охранники.

Лейтенант в окно глядит.
Пьёт – не остановится…
Полстраны уже сидит.
Полстраны готовится.

Буду вспоминать их всякий раз, прежде чем вынести очередное поспешное суждение.


Портрет с биографического сайта
год также мне неизвестен, но где-то вокруг 1955-го

Posts from This Journal by “поэзия” Tag

  • И на скале, замкнувшей зыбь залива

    Максимилиана Волошина «Библиотека поэта» издала в малой серии. Когда-то этот голубой томик, полученный от знакомых, я переписала от руки целиком и…

  • Дай, Пушкин, мне свою певучесть

    Начав экспериментировать с восприятием поэзии, я уже не могу остановиться :) Предлагаю вам, дорогие читатели, еще один опыт, материал для которого…

  • Приходит в мысль, что, если это проза

    Литературоведы не могут решить, считать ли верлибр особым типом стихов или все-таки прозы? У него нет ни рифм, ни метра: единственное, что роднит…

Comments

egovoru
Sep. 5th, 2018 01:14 pm (UTC)
"я очень удивился, когда узнал, что автор "Я спросил у ясеня..." - пожалуй одного из самых лирических стихотворений советского периода, Киршон - известный стукач"

Меня в этом смысле потрясает "Бьется в тесной печурке огонь". Автор ее слов, Алексей Сурков - одна из самых мрачных фигур в истории советской литературы, а вот поди ж ты! Может, конечно, он на самом деле спер эти слова у какого-нибудь безвестного человека, как, говорят, сделал Шолохов - но, может, и нет: природа творчества весьма загадочна.

А Р.Р., действительно, производит какое-то приличное впечатление, несмотря на всю свою "приближенность".