?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Арабские цифры – не единственная добыча, вывезенная крестоносцами с Востока. Оттуда же прибыл и... феминизм, как ни парадоксально звучит это сегодня. В социальном положении европейской женщины мало что изменилось, пишет Рэй Таннахилл в своей чрезвычайно занимательной книжке (есть и русский перевод), но вот сам ее образ стал совершенно другим.


По подсчетам историков, чуть ли не половина французских рыцарей откликнулась на призыв папы Урбана II. Даже добравшиеся не дальше Аль-Андалуса столкнулись с цивилизацией куда более изысканной, чем их собственная. А дома в отсутствие самых воинственных мужчин на сцену вышли те, кто вдохновлялся не грабежами, а чтением античных рукописей.

Недоступность арабской красавицы, обеспеченная высокими стенами гарема, породила особый жанр любовной поэзии. По другую сторону Пиренеев на роль преграды назначили целомудрие. Кстати пришелся и возобновленный контакт с Византией и ее культом Богоматери, потеснившей в христианском сознании образ Евы – виновницы грехопадения. Песни о подвигах превратились в песни о подвигах в честь Дамы. А вскоре природу, справедливость и даже геометрию стали аллегорически изображать в виде женских фигур – задолго до Софьи Ковалевской.

The Lady and the Unicorn, 'To my only desire'

Шестая шпалера «À mon seul désir» из серии «Дама с единорогом» конца 15 в., найденная Проспером Мериме и воспетая Жорж Санд,
ныне в Музее Клюни (фото Frans Vandewalle via Flickr)

Posts from This Journal by “неравенство” Tag

  • Подымайте, братья, посохи

    Юрий Слезкин пишет: «Все милленаристские секты, посвящающие себя братству и бедности – мужские движения. Большевизм был агрессивно и откровенно…

  • Загибает пальчики толстенькая Тая

    Неспособность женщин к математике – главный козырь пропагандистов интеллектуального превосходства мужчин. Действительно, в параллельном нашему…

  • Мои домашние в смущение пришли

    Похоже, Джеймс Уотсон войдет в историю не как открыватель структуры ДНК, а как человек, упорно наступающий на одни и те же грабли. Он мог бы…

Comments

bluxer
Sep. 26th, 2018 04:02 pm (UTC)
Разве гарем - атрибут феминизма?
egovoru
Sep. 26th, 2018 11:34 pm (UTC)
Автор книжки полагает, что феминизм развился из культа куртуазной любви (известной нам лучше всего по романам о рыцарях Круглого стола), а тот, в свою очередь, через провансальских трубадуров, от арабской любовной поэзии, каковая обязана своим существованием именно гарему. Цепочка, действительно, довольно длинная, но вроде каждое ее звено довольно правдоподобно? Или нет?
bluxer
Sep. 27th, 2018 06:52 am (UTC)
Обычно все глубокие изменения в Европе объясняют эпидемией чумы "Черная смерть", но здесь обошлось :)

Я за более короткую цепочку: появление прав у женщин объясняется изобретением современного пистолета и мировыми войнами.
egovoru
Sep. 27th, 2018 11:47 am (UTC)
Действительно, мировые войны весьма способствовали массовому выходу женщин на работу, потому что мужчины ушли на фронт. (Проблемы начались тогда, когда мужчины вернулись и стали требовать свои рабочие места назад).

Однако право голоса в некоторых странах женщины получили еще до Великой войны - причем, в таких странах, которые и в войне-то не участвовали: в Новой Зеландии - в 1893 году, в Австралии - в 1902.

А вот каким образом изобретение пистолета, по-Вашему, способствовало женскому равноправию? Я бы тогда уж припомнила противозачаточные таблетки.

Но Рэй Таннахил копает глубже. Она полагает, что, прежде чем дать женшинам права, потребовалось радикальное изменение самого образа женщины, и здесь красавица из арабского гарема сыграла свою роль.
bluxer
Sep. 27th, 2018 12:24 pm (UTC)
С кольтом управляться проще, чем с пистолетом пушкинской эпохи, а тем более с мечом :) поэтому по факту стали все равны.
egovoru
Sep. 27th, 2018 12:35 pm (UTC)
На мой взгляд, кольт тут - малая деталь, но в целом с Вашей мыслью я согласна: равноправие женщин стало возможно осуществить только тогда, когда техника достигла такого развития, что различие в физической силе между мужчинами и женщинами перестало быть решающим.