?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Фрейда в оригинале я не читала и потому не догадывалась, что пресловутые «Эго» и «Ид» – отнюдь не исходные авторские термины, а, судя по всему, изобретение английского переводчика. У Фрейда были Ich и Es, легко отличимые от соответствующих местоимений, потому что те пишутся по-немецки с маленькой буквы. Адекватные русские эквиваленты были бы «Я» и «Оно». А с английским, конечно, проблема: ведь по-английски местоимение «я» уже и так всегда передается заглавной буквой – соответственно, пришлось как-то изворачиваться.


Странно, что русский перевод не был сделан непосредственно с немецкого источника – видимо, это отражает малую популярность идей Фрейда в мире до тех пор, пока их не подхватили американцы. Но важная роль бессознательного в человеческой психике отразилась в русском языке задолго до того, как до этого додумался Фрейд – не случайно у нас есть две формы выражения желания: «я хочу» и «мне хочется». Что это, как не голоса, соответственно, Эго и Ид?.. По-английски (кажется, по-немецки тоже?) нельзя сказать it wants to me, зато другие подобные выражения в обоих этих языках передают ту же идею даже в еще более явном виде (it seems to me, es kommt mir vor). А вот можно ли отыскать в языке следы Суперэго?


Популярное объяснение знаменитой фрейдистской триады

А вот обсуждение в сообществе ru_philosophy – в ходе него выяснилось много интересного.

Posts from This Journal by “язык” Tag

  • Сложность растет с переменой мест

    Что устроено сложнее – смартфон или бактерия? Как мы уже обсуждали, никто еще не придумал универсального способа оценки сложности физических…

  • На севере диком стоит одиноко

    Заглавие этого поста иллюстрирует особенно интригующее свойство нашего и многих других языков, а именно: приписывание грамматического рода…

  • Какое небо голубое

    Концепция лингвистического релятивизма (известная также как гипотеза Сепира-Уорфа) утверждает, что язык, на котором мы говорим, определяет то, как…

Comments

egovoru
Apr. 8th, 2019 12:33 pm (UTC)
"Общая тенденция языков - тяготение к аналитизму"

Если безличные конструкции не возникли в результате выпадения подлежащего, то они представляют собой еще более интересное явление! Автор вот этого труда цитирует Лосева (который, судя по цитате, тоже усматривал в безличности нечто вроде "голоса Ид"):

"Благодаря этому полному исключению слепой и безотчетной чувственности
из сферы номинативного субъекта возникает ещё одно его замечательное
свойство, которым он резко отличается от всех предыдущих грамматических строев. В предыдущем мы уже не раз замечали, что рассматриваемые
нами типы предложений были бессильны исключать слепую чувственность целиком, что и заставляло их в значительной степени содержать в
себе элементы чувственных ощущений и восприятий. Не только субъекты
доэргативных типов предложения, но даже и эргативный субъект по самому своему смыслу содержал указание на некий слепой и неименуемый
субъект, находящийся вне самого предложения и орудующий эргативным
субъектом как своим инструментом. Это делало решительно все деноминативные предложения, собственно говоря, безличными предложениями.

[...] Исключение всякой слепой и неименуемой чувственности из номинативного субъекта, полное и всецелое отражение чувственности в мышлении, превращение субъекта в предельную обобщенность чувственного
восприятия и максимальное достижение абстрагирующей мысли приводят
к тому, что номинативное предложение впервые во всей истории мышления и языка перестает быть безличным предложением, впервые становится
предложением, в котором субъект целиком отражен в мышлении так, что в
нем ничего не оставлено слепо-чувственного, животно-инстинктивного и
недифференцированного. Правда, номинативные языки содержат в себе и
так называемые безличные предложения. Но эти предложения представляют собой сравнительно небольшую группу, и они вполне приспособились к номинативному строю и морфологически, и синтаксически. Кроме
того, это, конечно, рудимент древнего безличия, потерявший здесь всё
своё мифологическое и вообще идеологическое значение. Победа "личного" предложения в номинативном строе колоссальна и несравнима с ничтожными остатками древнего безличного предложения".

А что такое "номинативный" и "эргативный" субъекты?
steblya_kam
Apr. 9th, 2019 08:13 am (UTC)
Оййй... Лосев написал полнейшее словоблудие, не имеющее отношения к лингвистике. Ему извинительно, он философ-мистик, а не лингвист.
Номинативный субъект - это просто подлежащее в именительном падеже. "Петя хочет выпить" - подлежащее "Петя".
А про эргатив вот тут. В индоевропейских языках его в принципе нет и не было. (К сожалению, внизу там тоже среди нормальных работ - ссылка на лосевскую чушь).
Просто нам очень трудно представить себе, как работает язык, непохожий на наш, и обывательский подход - "наверное, они не зря говорят с таким переподвывертом, наверное, это что-то значит". А представьте себе англичанина, который узнаёт, что в русском языке 6 падежей. Он может вообразить себе, что для носителя русского языка свойства молока меняются в зависимости от падежа, что обороты "пошёл за молоком", "купил молоко", "пенка на молоке" и "творог в молоке" выражают разные оттенки представлений о молоке, в отличие от английского in milk, with milk etc. Но мы-то понимаем, что речь идёт об одном и том же денотате.
egovoru
Apr. 9th, 2019 11:31 am (UTC)
Исччезновение падежей в английском языке - явление относительно недавнее; следы падежей ясно просматриваются и в самом языке (thou - thee), а в родственном немецком падежи просто-таки присутствуют (не знаю, как в других германских: в голландском они вроде тоже почти исчезли, а вот в скандинавских?). А вот эргативный субъект - гораздо интереснее. Я пока не уловила, почему "мне" в "мне хочется" нельзя назвать эргативным субъектом? Потому что нет абсолютива в основном падеже?
steblya_kam
Apr. 11th, 2019 08:12 am (UTC)
Ну, thou/thee было архаизмом ещё во времена Шекспира. Реально следы падежей остались только в 1-м и 3-м лице (I/me, she/her). У существительных же падежи исчезли уже к 14-му веку, так что носители языка уже давно не подозревают о том, что они существовали.
В скандинавских - по-разному. В шведском падежей нет. В датском осталось два. В исландском в общем неплохо сохранились падежи.
Я пока не уловила, почему "мне" в "мне хочется" нельзя назвать эргативным субъектом? Потому что нет абсолютива в основном падеже? - Потому, что эргатив и абсолютив вообще не соответствуют падежам индоевропейских языков. И перевод в Википедии "охотнику волк попался" - это только приблизительная натяжка.
Я понимаю, в чём проблема: носителю языка (в нашем случае - русского) его собственная грамматика кажется "правильной" и единственно возможной by default. А ведь есть ещё агглютинативные языки, в которых вообще нет слова как синтаксической единицы.
egovoru
Apr. 11th, 2019 11:41 am (UTC)
"есть ещё агглютинативные языки, в которых вообще нет слова как синтаксической единицы"

Но, надо полагать, в таких языках все же есть слова как обозначения определенных понятий? Иначе вообще непонятно, как такие языки могли бы функционировать.

Посмотрела сейчас в Вики, что такое агглюнативные языки - оказывается, это вовсе не такие, где, как я подумала, все слова сливаются в одно, а просто где для каждого грамматического параметра имеется отдельная морфема, и они нанизываются в словах, как на веревочку. А Вы, похоже, имели в виду что-то совсем другое?
steblya_kam
Apr. 14th, 2019 09:13 am (UTC)
Я имела в виду именно это. Пожалуйста, посмотрите там ниже примеры из тюркских языков, как там устроена грамматика. Например, "моим друзьям" выражается одним словом - "мой" является суффиксом, а не лексической единицей.
Я не случайно сказала "слово как синтаксическая единица" (потому что слова как словарные единицы в агглютинативных языках, разумеется, есть).
egovoru
Apr. 14th, 2019 12:10 pm (UTC)
Спасибо, понятно.