?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Имя Юрия Слезкина вызвало у меня в пямяти только вот это: «Беллетрист Юрий Слезкин сидел в шикарном кресле. Вообще все в комнате было шикарно, и поэтому Юра казался в ней каким-то диким диссонансом. Голова, оголенная тифом, была точь-в-точь описанная Твэном мальчишкина голова (яйцо, посыпанное перцем). Френч, молью обгрызенный, и под мышкой – дыра. На ногах – серые обмотки. Одна – длинная, другая – короткая. Во рту – двухкопеечная трубка. В глазах – страх с тоской в чехарду играют». Оказалось, однако, что у того яйцеголового беллетриста есть внук-историк, тоже Юрий Слезкин, недавно написавший «сагу о русской революции».


Сага эта воспринимается как альбом с вырезками, потому что процентов на восемьдесят состоит из цитат – воспоминаний жильцов Дома правительства, а также из их портретов и других исторических фотографий. Но в ней есть и сквозная центральная идея: марксизм (большевизм, коммунизм и т.д.) как милленаристская, апокалиптическая религиозная секта. Представление о конце света – последнем, решительном бое между добром и злом, страшном суде над всеми когда-либо жившими и наступлении вечного царства истины – Слезкин возводит к Заратустре, а его отзвуки (это я добавляю уже от себя) можно услышать даже у Фукуямы с его «концом истории».

Тем, кто отрицает религиозную принадлежность марксизма на основании его рациональности, автор напоминает замечание Эмиля Дюркгейма, что разделение на «естественное» и «сверхъестественное» – операция внешняя по отношению к исследуемым обществам, а значит, не может служить надежным критерием.

По Дюркгейму, религия – это «унифицированная система верований и практик, связанных со священными (сакральными) предметами», а священные предметы – это предметы, к которым мирское «не может прикасаться безнаказанно». Иными словами, сакральное в общественном сознании выступает чем-то вроде аксиом в математике: утверждений, принимаемых без доказательств. По заключению Слезкина, «всякое общество по определению религиозно». Но понимание условности принимаемых аксиом вроде бы указывает выход из этого замкнутого круга – или нет?


Четыре всадника Апокалипсиса работы korintic (2012-2019)
с сайта Deviant Art

Posts from This Journal by “общество” Tag

  • Подбирая число наугад

    Изучая обезьян и лемуров, Робин Данбар обнаружил зависимость между относительным объемом их неокортекса – самой эволюционно молодой части коры…

  • А они кричат, а где факты, мол, факты, мол

    Всякий раз, когда я рассказываю здесь о каком-нибудь заинтересовавшем меня исследовании в гуманитарной области, находятся уважаемые читатели, с…

  • Кто не за нас – тот против нас

    Способность производить и воспринимать идеи обеспечила человеческому роду беспрецедентный в животном мире уровень кооперации. Но у этой медали есть…

Comments

deep_econom
Jun. 6th, 2019 08:31 am (UTC)
ну вот есть набор аксиом, они описывают некоторую теорию, например евклидову геометрию
и есть другой набор аксиом, они описывают некоторую теорию, например геометрию Римана

если вместе объединить эти два набора аксиом, то получится противоречивая теория, которая бесполезна
но можно обобщить эти две теории путем устранения противоречия какимто способом, т.е. модифицировать аксиому параллельных или совсем ее выбросить
egovoru
Jun. 6th, 2019 09:44 am (UTC)
Ну да, но что здесь диалектического? Выбор аксиом - процесс достаточно произвольный, обусловленный только удобством их применения. Как бы само собой разумеется, что мы стремимся к постоянному усовершенствованию набора наших аксиом и к расширению области их применения. (Не говоря уже о том, что аксиоматические системы - это только часть нашего знания).

Честно сказать, я вообще не очень понимаю, какой, собственно, смысл сегодня вкладывается в понятие "диалектика"? У Гегеля-то, кажется, оно означало просто тезис о постоянном изменении всего сущего (т.е., нечто вроде "все течет" Гераклита), или я ошибаюсь?
deep_econom
Jun. 6th, 2019 03:31 pm (UTC)
я не держусь за понятие диалектика, но многие держатся
egovoru
Jun. 6th, 2019 05:11 pm (UTC)
Как бы то ни было, к предмету нашего обсуждения - может ли общество существовать, не выделяя ничего в категорию сакрального - диалектика отношения, мне кажется, не имеет. А?
frezzi_grant
Jun. 7th, 2019 10:29 am (UTC)
у Гегеля в диалектику вложено немного больше- не просто движение, а развитие. не просто развитие, а поступательное развитие с переходом на новый качественный уровень (спираль)
egovoru
Jun. 7th, 2019 10:38 am (UTC)
Совершенно верно, но я все равно не улавливаю, какое отношение это имеет к обсуждаемой теме? Вопрос, который меня интересует, такой: всякое ли общество выделяет некоторую область (предметов, идей и т.д.) в качестве сакрального, то есть, не подлежащего рациональному анализу? Или все-таки это черта только архаических, традиционных обществ, от которой мы сегодня избавляемся? Слезкин утверждает первое, но, к сожалению, никак не аргументирует свой тезис. А Вы как думаете?
frezzi_grant
Jun. 7th, 2019 11:07 am (UTC)
честно говоря, от мистики как предмета изучения я далека, но насколько знаю, безрелигиозных обществ зафиксировано не было.
egovoru
Jun. 7th, 2019 11:18 am (UTC)
Здесь мы опять упираемся в то, что же называть "религией"? Как бы то ни было, нерелигиозными называют себя 90% китайцев, 76% шведов и 75% чехов. Динамику же для всего мира я с ходу не нашла, но вот, например, в США доля религиозных людей в популяции неизменно уменьшается в течение последних полвека. Из этого вроде бы следует, что религию надо признать только очередным этапом развития общества, но не его постоянной характеристикой?
frezzi_grant
Jun. 7th, 2019 11:24 am (UTC)
вопрос же про общество, насколько я понимаю. хотя в данном случае я бы говорила про цивилизации.
а нерелигиозные люди были всегда. наверное, и в первобытном обществе встречались, и в римской империи, и в темные века.
egovoru
Jun. 7th, 2019 11:31 am (UTC)
Характеристика общества ведь складывается из характеристики составляющих его людей: если 90% китайцев называют себя нерелигиозными, наверное, трудно назвать Китай религиозной страной?

Но, как я уже упомянула выше, вопрос упирается в то, что именно считать религией. По Слезкину, это определение стоит распространить на все идеи и предметы, которые мы воспринимаем некритически. Мне кажется, что человечество все же постепенно приучается жить без подобных подпорок, но, может быть, я и ошибаюсь - просто собственные подпорки мне не видны.
frezzi_grant
Jun. 7th, 2019 11:37 am (UTC)
ну, я, чтобы не множить сущности, считаю религией то, что ею названо официально- это мировые религии и их сектантские ответвления. и именно линейного процесса избавления от религиозности я совсем не вижу. даже на примере России и СССР. сколько бы людей посчитала себя религиозными при СССр и сейчас? явно в союзе нерелигиозных людей было больше. а сейчас такой откат в сторону религиозности. храмы, вон, как грибы растут. все дети поголовно крещеные и тыды.
egovoru
Jun. 7th, 2019 11:45 am (UTC)
Да, конечно, в постсоветской России явно наблюдается резкий взлет религиозности, в какой-то мере, видимо, являющийся реакцией на истребление религии советской властью. Но я не уверена, что эта тенденция отражает мировую; мне все-таки кажется, что в целом в мире традиционная религиозность идет на спад. Другое дело, что она, возможно, просто сменяется какой-то другой формой религиозности, например, той, о которой пишет Михаил Эпштейн.
frezzi_grant
Jun. 7th, 2019 11:49 am (UTC)
просмотрела содержание книги по вашей ссылке, но конкретной статьи о современной религиозности не нашла.
можно в двух словах, что именно автор понимает под другой формой религиозности и в чем она выражается?
egovoru
Jun. 7th, 2019 11:57 am (UTC)
"Бедной верой" Эпштейн называет то, что иные называют "духовностью" (когда отличают ее от религии) - то есть, ощущение существования какого-то "высшего смысла" в жизни, высшего начала, но не оформленного в конкретные теистические образы и не определяемого конкретной исторической традицией, а этакого аморфного. Книжка его, кстати, довольно интересная - правда, я прочла только некоторые главы. Он там, в частности, пытается анализировать последствия атеизма советской власти для общественного сознания.