egovoru (egovoru) wrote,
egovoru
egovoru

Categories:

Вот поэта любимое блюдце

Биографический жанр – один из самых почтенных в литературе, если не самый почтенный (на ум приходят даже не Светоний с Плутархом, а «Сказание о Гильгамеше»). Биография отличается от романа не только тем, что описывает жизнь реального, а не вымышленного лица. Наш интерес определяется деяниями самого героя: вряд ли кто-нибудь станет читать биографию неизвестного ему человека (если только автор – не прославленный писатель, любое произведение которого нам дорого). Так что мы приступаем к чтению биографии, уже имея собственное мнение – но интересно, что вовсе не совпадение его с мнением автора определяет нашу оценку.


Возьмем два прекрасных биографических фильма. Первый, о Тулуз-Лотреке, действительно, вызвал у меня точно те же ощущения, что и сами полотна этого замечательного мастера. А вот второй, об Оскаре Уайльде – наоборот. Ни такой мудрости, ни деликатности, какими наделил его Стивен Фрай, у реального Уайльда, по-моему, не было – похоже, актер придал своему персонажу некоторые черты своего собственного характера. Но в том-то и секрет хорошей биографии, что такое несоответствие вызывает не отторжение, а интерес: возможно, Фрай, который взялся за эту роль далеко не случайно, таки рассмотрел в Уальде нечто, чего я сама не увидела?

Понятно, всякий биограф находится в положении слепых, ощупывающих слона: у того, кто дотронулся до бока, слон выйдет похожим на стену, у того, кто подержал в руках хвост – на веревку, и т.д. И все же хорошему биографу необходимо взять на себя смелость создания некоего цельного, пусть и субъективного, образа своего героя, без чего его произведение будет просто набором случайных, непереваренных фактов. Увы, далеко не все они на это решаются – и даже не все к этому стремятся :(

Примером может служить известная биография Чехова, написанная Доналдом Рэйфилдом. У этой книги много поклонников; мне же она показалась неудачной: бесчисленное множество отдельных кусочков информации никак не складывается у автора в единую картину, потому что зарегистрированы они чисто механически – как той видеокамерой, которые собираются скоро поставить на всех перекрестках. Для меня же выразительная пристрастность биографа предпочтительнее бесформенной и все равно иллюзорной «объективности», а опасений оказаться во власти его одностороннего мнения я как-то не испытываю.



А вот это – удачный пример литературной биографии.
Одно название чего стоит: «Моряк в седле» :)
Tags: кино, книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Крошку-ангела в сочельник

    Рождественский рассказ – почтенный литературный жанр, в нем попробовали себя многие писатели. Но есть один автор, у которого к этому жанру…

  • Те, о ком я пишу, постоянно живут во мне

    Когда заходит речь об этом писателе, почему-то вспоминают только «Над пропастью во ржи», хотя и другие его произведения переводились в СССР и даже…

  • Что ни зависти, ни злости

    Услышав название «Курс советской литературы», пусть даже и «краткий», невольно представляешь себе всеохватное систематическое изложение. Отнюдь не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Крошку-ангела в сочельник

    Рождественский рассказ – почтенный литературный жанр, в нем попробовали себя многие писатели. Но есть один автор, у которого к этому жанру…

  • Те, о ком я пишу, постоянно живут во мне

    Когда заходит речь об этом писателе, почему-то вспоминают только «Над пропастью во ржи», хотя и другие его произведения переводились в СССР и даже…

  • Что ни зависти, ни злости

    Услышав название «Курс советской литературы», пусть даже и «краткий», невольно представляешь себе всеохватное систематическое изложение. Отнюдь не…