December 11th, 2013

snail

Veni, vidi, vici

Шпенглер в «Закате Европы» рассматривает Россию как пример псевдоморфоза – явления, когда здоровое развитие молодой культуры насильственно искажается чересчур прочно застывшими формами старой. «Даже сегодня примитивный царизм Москвы – единственный пригодный для русского мира образ правления, но в Петербурге он был насильственно загнан в династическую форму Западной Европы». Мысль не новая, но у Шпенглера она обрастает своеобразными деталями: идейного наследника Петра Великого он видит в Льве Толстом, а большевики, по его мнению – преемники этого последнего. (Вот уж действительно: «Когда бы граф увидел наши игры...»).

Collapse )