?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ричард Докинз полагает, что религия – более опасный «опиум для народа», чем сугубо светские идеологические или политические доктрины, потому что она обещает загробную жизнь. Опыт прошедшего века, однако, ясно показывает, что для совершения массовых убийств не нужно рая – вполне достаточно и таких абстракций, как всеобщее благо.


Печальнее всего, что ведь эта готовность убивать за идею непосредственно вытекает из готовности умереть за идею. По мнению Гегеля, последняя и отличает господина от раба, или, иначе говоря, лежит в основе человеческого самосознания. Способность совершать свободный моральный выбор вопреки инстинкту самосохранения – определяющее свойство человека, основной компонент человеческой личности.

У Жоржа Брассанса есть замечательная песня как раз об этом; спасибо уважаемой uhra за перевод ее текста, который я здесь и привожу.


Как здорово звучит «умремте за идею»!
Я, правда, чуть концы однажды не отдал,
Когда пошел взглянуть, идеи не имея,
На тех, кто за нее толпою выступал.
Толпа меня тогда смела и убедила.
Ошибку осознав, я сделал ход конем:
Идея – наше все, в идее наша сила,
Умремте, не вопрос. Но как-нибудь потом.

Не вижу я беды в подобном промедленьи,
А то как поспешишь на тот явиться свет
И как, не ровен час, обгонишь провиденье,
Умрешь – а через день твоей идеи нет.
И горько и смешно идеей ошибиться,
Пред Боженькой предстать последним дураком.
С идеями, друзья, не стоит торопиться.
Умремте, не вопрос. Но как-нибудь потом.

В любые времена страдальцы за идею
Страдания других сто раз переживут.
Идейная нужна повсюду ахинея,
Они ей умереть так просто не дадут.
Империи падут, знамена полиняют,
А этим хоть бы хны. И годы нипочем.
Без устали они, должно быть, повторяют:
Умремте, не вопрос. Но как-нибудь потом.

Сектанты всех мастей охотнейше предложат
Вам тысячу путей пожертвовать собой.
Не всякий неофит, однако, выбрать может
Из множества идей, одна старей другой.
Похожа, как назло, идея на идею,
Едва окинешь их критическим умом,
И мудрый говорит идейным корифеям:
Умремте, не вопрос. Но как-нибудь потом.

Когда бы изменить ценою гекатомбы
Мы к лучшему могли порядок мировой,
Не падали б давно ни головы, ни бомбы,
А век бы наступил навеки золотой.
Но дивный новый мир не светит нам, поверьте,
Пока колдует жрец над жертвенным быком.
И коль не избежать круговорота смерти,
Умремте, не вопрос. Но как-нибудь потом.

Идейные вожди, идите и умрите,
Чтоб первыми своей идее послужить.
Но только остальных до дому отпустите,
Позвольте, наконец, спокойно людям жить.
Костлявая без вас нечаянно нагрянет,
Не надо помогать ей собственным трудом,
Ваш танец с ней длинней от этого не станет.
А мы умрем и так. Но как-нибудь потом.

Posts from This Journal by “общество” Tag

Comments

egovoru
Sep. 14th, 2013 12:28 pm (UTC)
Да, я именно и склонна считать, что религиозная идея не отличается принципиально от идей сугубо светских.

Что же до идей вообще - то, с одной стороны, без них мы - никуда, поскольку именно способность создавать идеи и отличает нас от животных - это и есть лучшее, что мы умеем, но, с другой стороны, чрезмерное увлечение любой идеей - даже такой вроде бы безобидной, как забота о потомстве, может приводить к большому злу.

В общем-то, эта мысль не нова - примерно это имеется в виду, когда говорят "Не сотвори себе кумира". (Ну и забавно, конечно, что это утверждение - само по себе идея, а чрезмерное увлечение любой идеей, и т.д.)

"выше подобного "чадострастия" особенно подвержены созданию идолов"

Вот здесь я не совсем уловила Вашу мысль. Полагаете ли Вы, что лучше уж поклонение собственным детям, чем другим идолам?

Edited at 2013-09-14 12:30 pm (UTC)
rolerosa
Sep. 15th, 2013 02:02 pm (UTC)
Нет, не полагаю. Просто хотел сказать, что либеральная интеллигенция с пренебрежением относится к примитивному чадолюбию и, тем более, к религиозному дурману, но в то же время, она первая, кто возносит на пьедестал очередного освободителя, читай - диктатора.
egovoru
Sep. 15th, 2013 03:54 pm (UTC)
Меня-то вообще всегда настораживает чрезмерная увлеченность борьбой за правое дело - как правило, при этом, не задумываясь, приносят в жертву родных и близких - особенно беспомощных детей, и это всегда производит тяжелое впечатление при чтении соответствующих мемуаров.