egovoru (egovoru) wrote,
egovoru
egovoru

Category:

Дела давно минувших

Недавно в философском сообществе зашел разговор о Т.Д. Лысенко, и уважаемый alisarin подсказал мне, что, оказывается, в сети доступна стенограмма печально знаменитой сессии ВАСХНИЛ 1948 года. Будучи биологом, я примерно знала, что на ней происходило. Мне посчастливилось повидать воочию некоторых героев того сражения – в том числе, И.А. Рапопорта и даже Н.В. Тимофеева-Ресовского, который не мог в нем участвовать лично по причине нахождения в местах не столь отдаленных. Попадались мне и свидетельства третьих лиц – в частности, книжка С.Э. Шноля. Но в стенограмму я заглянула впервые – и обнаружила, что чтение это очень, очень поучительное. У нас ведь нет никакой гарантии того, что подобное больше не повторится.


Раньше я думала, что основная причина претензий к генетикам была – их якобы оторванность от сельскохозяйственной практики: почему это они тратят народные деньги на мух, когда надо срочно заниматься коровами? (Претензий, разумеется, предъявляемых и по сей день). И действительно, этот упрек громко звучал на сессии – например, в адрес бедного А.Р. Жебрака. Но, как выяснилось, этим конфликт далеко не исчерпывается.

Прежде всего, налицо явное недопонимание существа дела. Мутагенное действие радиации и некоторых химических веществ было уже хорошо известно к тому времени и, в частности, ясно изложено на сессии в докладе того же Рапопорта. И сам Лысенко, и его сторонники вроде бы знают об этом, но, тем не менее, то и дело сбиваются на представление о гене как принципиально неизменяемом, не подверженном действию физических законов – а это, конечно, и в самом деле есть чистой воды идеализм.

А за принцип наследования приобретенных признаков лысенковцы столь яростно борются потому, что в их воображении гены – это нечто вроде наследственной аристократии, которую необходимо упразднить. Влияние же среды – это возможность построения с нуля нового мира, провозглашенная как цель марксизма. Отвергнуть влияние среды – это значит отказать выходцу из народа в возможности стать академиком.

В биологию такое истолкование пришло постепенно, из гуманитарных областей. Вот Александр Эткинд цитирует выступавших еще в 1927 году на педологическом съезде Н.А. Семашко: "внимание к влиянию внешней среды отличает сейчас развитие общепедагогических наук и медицинских наук в том числе" и Н.К. Крупскую: "в недооценке влияния внешней среды кое-кто видит противоядие против все глубже внедряющегося в школу марксизма." Так что, отвергать влияние среды в тот момент – действительно означало покушаться на самые основы политического строя.



Лысенко (в центре) со своими сотрудниками в 1938 году
(фото из статьи на сайте «Ваш год рождения»)

Tags: мой 20-й век, наука
Subscribe

Posts from This Journal “мой 20-й век” Tag

  • Мне в моем метро никогда не тесно

    Анализируя советский строй, Михаил Эпштейн усматривает в нем возрождение культа матерински-земного начала в противоположность отцовско-небесному.…

  • Я вспоминаю одно и то же

    Политэкономия всегда казалась мне предметом, слишком сложным для моего ума. Так что затянувшееся обсуждение социализма и капитализма в моем журнале…

  • Иду змеиною тропой

    Немецкий нацизм считают наследием ницшеанской «морали господина», «белокурой бестии». А между тем, история создания Третьего рейха ведь гораздо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments