?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Наверное, многие еще помнят когда-то знаменитый советский мультфильм по сказке норвежского писателя Альфа Прейсена. Эта сказка – аллегория нашего амбивалентного отношения к рациональному способу познания мира. С одной стороны, мы вроде бы признали его наиболее действенным; во всяком случае, мы не собираемся отказываться от созданных на его основе автомобилей и компьютеров. Но, с другой стороны, нас все время преследует смутное беспокойство, что здесь таятся какие-то подводные камни.


Поэты, как всегда, точнее всех формулируют суть дела: «Звуки умертвив, музыку я разъял, как труп»; «Человек, называющий все по имени, отнимающий аромат у живого цветка». То есть, рациональный анализ – враг непосредственного восприятия. А почему, собственно?

Я отчетливо помню, как мне было неприятно, когда, после прочитанного за одну ночь, не закрывая книги, «Преступления и наказания», наша замечательная учительница литературы пыталась выяснить у нас, почему же, все-таки, Раскольников убил старушку? Задаваться такими вопросами мне тогда казалось кощунством, но теперь я отношу это к неустойчивости психики переходного возраста. С тех пор я давным-давно поняла (не без помощи этой учительницы, за что я ей и благодарна), что никакое последующее рассуждение не способно задним числом убить первое непосредственное впечатление.

Но вот в том, что это рассуждение не влияет на новые впечатления, я уже не так уверена. Если наши мысли, несомненно, зависят от наших чувств, то и наши чувства, похоже, зависят от наших мыслей. А раз так, то с каждой новой мыслью наш взгляд на мир меняется, и оценить последствия этого очень трудно.


А вот гораздо более развернутый текст уважаемого maa13 про этот же мультик.

Posts from This Journal by “quid est veritas” Tag

  • Муза, скажи мне о той многоопытной куре, носящей

    В своей «Апологии математики» Владимир Успенский выдвигает смелый философский тезис: «Мыслимы сущности, которые нельзя назвать». Пример он…

  • Так мало пройдено дорог

    Если логика – законы нашего мышления, то почему же мы совершаем логические ошибки? Понятно, на решение специально составленных задач с длинными…

  • Миры цвели и отцветали

    Знаменитая попперовская система трех миров на первый взгляд кажется довольно логичной: действительно, яблоко – это совсем не то же самое, что…

Comments

egovoru
Oct. 26th, 2013 11:11 am (UTC)
С могуществом вопрос сложный. С одной стороны, мы вроде и ценим именно это могущество ("Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача"), и, как я уже отметила, громить станки готова все-таки очень небольшая наша часть. Многие из нас даже были бы не против иметь и бомбу - другое дело, что вот Гитлеру или Саддаму они бы не хотели ее отдать. Ощущение же, что такого рода могущество может иметь непредсказуемые последствия самого грозного глобального характера, несомненно, существует - но пока оно еще недостаточно сильно, чтобы мы отказались от тех благ, которые оно нам приносит.

Но то, о чем я пишу, опасение другого рода. Тут мы опасаемся не того, что при помощи разума мы физически угробим сами себя, а того, что мы утратим некую первозданную "невинность" ощущений. Меня занимает, реальный это страх или мифический?
nebos_avos
Oct. 26th, 2013 11:43 am (UTC)
Страх, может, и настоящий. А вот основание у него ложное. Потому как "невинность" мы потеряли еще с тех пор, как "встроились" в господствующую культуру (см. мой коммент ниже).

Edited at 2013-10-26 11:57 am (UTC)
egovoru
Oct. 26th, 2013 12:19 pm (UTC)
Да, я тоже к этому склоняюсь.
a_gorb
Oct. 27th, 2013 08:40 am (UTC)
”Ощущение же, что такого рода могущество может иметь непредсказуемые последствия самого грозного глобального характера, несомненно, существует ”
Я немного о другом. Дело не в том, что существуют глобальные последствия. Дело в ощущении самой опасности от могущества. Для обывателя приемы ученого (мага, алхимика) непонятны, таинственны, но он же видит, что они дают результат. И это пугает, не понимаю – значит не доверяю. Это скорее страх мифический.

”мы утратим некую первозданную "невинность" ощущений. Меня занимает, реальный это страх или мифический?”
Для реального страха тоже основания есть. Но мне кажется, что оправдан он в том случае, если рациональное становиться мертвой схемой, таблицей, в рамках которой и мыслится окружающее.
egovoru
Oct. 27th, 2013 12:41 pm (UTC)
Страх магического могущества знания, наверное, возникает только тогда, когда этим могуществом владеет только определенная часть населения, а не все подряд. И он, конечно, совершенно оправдан, потому что знание - и на самом деле сила.

Но в наше демократическое время мы ведь надеемся, что умеем быстро распределять плоды всякого нового знания на всех членов общества. Так ли это на самом деле - другое дело.

И вопрос доверия тем, кто это знание поставляет, действительно очень интересный (http://egovoru.livejournal.com/19819.html).