?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О фильме Лины Вертмюллер «Семь-Красоток» (в оригинале: «Pasqualino Settebellezze») я впервые узнала, читая Бруно Беттельгейма. С его точки зрения, этот фильм – клевета на выживших узников концлагеря. Спорить с Беттельгеймом о выживании в лагере мог бы, наверное, только Шаламов. Но, что касается этого фильма, то, по-моему, он – не столько попытка реалистично воспроизвести конкретный лагерный опыт, сколько – абстрактное рассуждение о цене человеческой жизни. Не чужой жизни, как в случае Родиона Раскольникова, а собственной.


Этот фильм напоминает нам, что выживает только тот, кто в любой ситуации выбирает жизнь. И это, конечно, очень тревожная мысль. Мы утешаем себя, что создали культуру, то есть возможность передать нечто ценное следующим поколениям небиологическим путем, и что жертвы тех, кто отдал собственную жизнь за высокие идеалы, были не напрасны.

Но ведь человеческая культура пока что не способна существовать без людей, а значит, чтобы она не прекратилась, кто-то из нас должен выживать. Соответственно, все мы – потомки тех, кто был готов заплатить за свою жизнь любую цену, потому что те, кто был не готов (как некоторые герои этого фильма), потомков не оставили. И это – один из самых трагических парадоксов нашего существования.

А вот обсуждение этого фильма в сообществе cinematheque_lv.

Posts from This Journal by “кино” Tag

  • Ханотэин нэ камот багоим толабот балэумим

    Российские кинозрители помнят Грегори Пека по «Римским каникулам» и «Золоту Маккенны», а у себя на родине он больше всего известен как Аттикус…

  • Когда ход событий приводит к тому

    Июль – месяц, богатый историческими датами. Я поймала себя на искаженном представлении о хронологической последовательности июльских катаклизмов,…

  • А нюх, как у собаки

    Продолжая тему представления меньшинств в художественных произведениях, отмечу Брюно Дебранда в роли «первого в истории детектива-колясочника».…

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
nebos_avos
Aug. 5th, 2013 12:37 pm (UTC)
Фильма я не видел. Но с Вашими соображениями согласен. При следующем уточнении: те,для кого выживание первейшая ценность, культуре "поставляют", т/с, материальную часть; но если бы не было других, то ведь культура как модус бытия, отличный от животного, сравнительно быстро сошла бы на нет.
Так что с ходу не решить, кому своим бытием в культуре мы обязаны больше.

Edited at 2013-08-05 12:45 pm (UTC)
egovoru
Aug. 5th, 2013 12:56 pm (UTC)
"Если бы не было других, то ведь культура как модус бытия, отличный от животного, сравнительно быстро сошла бы на нет".

Конечно - и в том и парадокс. Именно поэтому, как мне кажется, наша главная задача, как цивилизации - не доводить самих себя до ситуации, когда мы должны выбирать: http://egovoru.livejournal.com/8055.html.
egovoru
Jun. 16th, 2018 01:07 pm (UTC)
Продолжая обсуждать этот фильм ("Семь-Красоток") в кино-сообществе, я подумала вот о чем. Мне всегда казалась загадочной строчка из знаменитой баллады Стивенсона, которую я знала в не менее знаменитом переводе Маршака: "Не верю я в стойкость юных, не бреющих бороды" (и это, действительно, очень близко к оригиналу: "For I doubt the sapling courage that goes without the beard").

А теперь я подумала: чему же тут удивляться? Ведь молодым еще надо оставить потомство, прежде чем "погибать, но честь выручать". А вот старики уже могут себе это позволить. Конечно, это варварский взгляд на вещи, но, похоже, верный. А Вы что скажете?

Edited at 2018-06-16 01:16 pm (UTC)
nebos_avos
Jun. 16th, 2018 01:41 pm (UTC)
Пожалуй, соглашусь. Хотя бывает иначе.
egovoru
Jun. 16th, 2018 01:44 pm (UTC)
Да, разумеется, бывает. Но, по крайней мере, становится понятным, почему старик-пикт так думал :)
antonrai
Feb. 18th, 2014 04:14 pm (UTC)
Но ведь вроде как невозможно доказать, что "гарантировеннее" выживают те, кто готов "выжить любой ценой", вот ведь в чем дело...
egovoru
Feb. 19th, 2014 12:11 am (UTC)
Именно. Гарантировать, наверное, можно только одно: если все выберут смерть (как герой Фернандо Рея в фильме Вертмюллер), то не останется никого "на племя". А вот что лучше для общества в целом - когда выживает много, но поступаясь человеческим в себе, или мало, но сохраняя это человеческое - вопрос, по-видимому, открытый.

Собственно, тот же самый вопрос - главный и в "Унесенных ветром". Там, как Вы помните, главная героиня решает, что в критической ситуации она должна выжить любой ценой, а уж потом, когда эта ситуация минует, она станет вести себя как леди. Неясно, однако, действительно ли можно стать леди "потом"?
antonrai
Feb. 19th, 2014 04:26 pm (UTC)
Нельзя. Это самый распространенный тип мышления: в сложной ситуации я буду вести себя, как получится, а потом - блистать в рыцарских доспехах. Но рыцарские доспехи для того и нужны, чтобы блистать в сложных ситуациях. "Унесенные ветром" я очень давно начинал читать, но до конца не дочитал, увы, и ничего почти не помню)) Не "моя" книга, это точно.
egovoru
Feb. 20th, 2014 01:03 am (UTC)
"Не "моя" книга, это точно"

Жаль, потому что книга эта, на мой взгляд, очень значительная - только она вовсе не о том, о чем обычно думают. Это - не романтическая любовная история, а анализ возможных человеческих реакций на резкую смену исторических условий, общественный катаклизм. От катаклизма, конечно, никто не застрахован, но для российского читателя, живущего в наше "интересное время", эта проблематика особенно актуальна.
egovoru
May. 24th, 2016 12:49 pm (UTC)
"Унесенные ветром" я очень давно начинал читать, но до конца не дочитал, увы, и ничего почти не помню"

А я вспомнила, что со времен нашей беседы сподобилась написать целый отдельный пост об этой книге ;)
egovoru
Jun. 16th, 2018 01:08 pm (UTC)
Продолжая обсуждать этот фильм ("Семь-Красоток") в кино-сообществе, я подумала вот о чем. Мне всегда казалась загадочной строчка из знаменитой баллады Стивенсона, которую я знала в не менее знаменитом переводе Маршака: "Не верю я в стойкость юных, не бреющих бороды" (и это, действительно, очень близко к оригиналу: "For I doubt the sapling courage that goes without the beard").

А теперь я подумала: чему же тут удивляться? Ведь молодым еще надо оставить потомство, прежде чем "погибать, но честь выручать". А вот старики уже могут себе это позволить. Конечно, это варварский взгляд на вещи, но, похоже, верный. А Вы что скажете?

Edited at 2018-06-16 01:17 pm (UTC)
livejournal
Jun. 15th, 2016 03:36 am (UTC)
Цена жизни
User sveshinieks referenced to your post from Цена жизни saying: [...] Originally posted by at Цена жизни [...]
belkafoto
Sep. 18th, 2016 04:12 pm (UTC)
выживает только тот
Судьбы трех дам (советской эпохи):

- про успешность Нади Мандельштам известно хорошо
- Ольга Арбенина после военного Урала почти не восстановилась и полжизни мечтала умереть
- Екатерина Константиновна (Скачковa-Гуриновская) Лившиц (1902—1987), балерина, попала в лагерь с пороком сердца. Воспоминания у нее, чуть ли не с юмором.

Выжили все, но как по-разному.
egovoru
Sep. 18th, 2016 06:41 pm (UTC)
Re: выживает только тот
В этом фильме, в сущности, поднимается тот же вопрос, что и в "Унесенных ветром": можно ли во времена кризиса нанимать каторжников за бесценок, а потом, разбогатев, стать благородной леди? Иными словами, вопрос о выживании любой ценой. Авторы фильма не дают на него прямого ответа, но заставляют задуматься.
belkafoto
Sep. 18th, 2016 07:16 pm (UTC)
стать благородной леди?
Всемирная история (от Рима до наших "новых русских") это доказывает.
И только последующее вскрытие, "по вновь открывшимся обстоятельствам", может помочь потомкам слегка изменить общепринятую оценку.
(Ближе к теме, в лагерях, в первую очередь, выживали благодаря блату и поддержки своего круга. Все чужаки были практически обречены.)
belkafoto
Sep. 19th, 2016 05:52 pm (UTC)
подвернулось
(пардон за длинную цитату):

"Марианна Евгеньевна Глинка, урожд. Таубе (1908–1979)

Когда я вспоминаю Марианну Евгеньевну, жену Владислава Михайловича Глинки, мою приемную мать — мне не с кем ее сравнить, разве что, если иметь в виду силу духа, сказать, что в ней было что-то от первых христиан.

Натур подобной цельности мне больше в жизни встречать не случалось. Слова «вот это — можно», а «вот этого — нельзя», как обозначение границ своих действий, и теперь, после четверти века, как ее нет, мне кажутся выбитыми на том пьедестале, где она для меня навеки стоит.

Марианна Евгеньевна — это идеальный образ человека, не думающего о своем благе, при этом не только о материальном, а о благе для себя вообще. Представить, что тетя Ляля (домашнее имя) что-то предприняла бы ради удовольствия именно своего — что-нибудь себе сшила, приготовила для себя вкусную еду, отправилась в театр или кино, — невозможно. Всегда и везде все, что она делала, было для кого-то. Не могу представить, что, узнав о чьей-либо беде, тетя осталась бы в стороне. При этом помощь ее всегда была действенной, действительной, а по причине отсутствия даже намека на сюсюканье, почти с оттенком суровости. Существовал целый круг людей, за бедами которых, вернее, конечно, за тем, чтобы беды эти их не окончательно доконали, тетя Ляля приглядывала. В основном, ясно, это были одинокие старые люди — обломки семей, разрушенных в тридцатые и сороковые. По большей части, естественно, женщины (одинокие старые мужчины в нашей стране долго не живут). От них, этих людей — выселенных к старости в новостройки, осевших в ссылках или оказавшихся в домах престарелых — иногда приходили письма. В письмах звучал один мотив — благодарность, и никогда не было жалоб на жизнь. Таков уж был этот контингент — они уходили из жизни с достоинством…

А еще — и это было делом ее жизни, гораздо более личным, нежели профессия — тетя Ляля жила, чтобы защищать животных."
( 16 comments — Leave a comment )