?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

То, что мы до сих пор присваиваем естествоиспытателям ученую степень "доктора философии", отражает, конечно, общие корни этих видов деятельности. Само слово "философия" придумал вроде бы Пифагор, от которого не осталось ни одного текста – так что поди узнай, что именно он имел в виду? Но философия в современном понимании, на мой взгляд, гораздо ближе к искусству, чем к естествознанию.


В естествознании все просто: из множества гипотез следует выбрать ту, которая точнее всего предсказывает результаты эксперимента. А вот по какому критерию можно предпочесть одну философскую идею – другой? Разумеется, выявление логических несообразностей служит приговором; а если таковых не обнаруживается? Тогда, судя по всему, в силу вступают интуитивные пристрастия, которые не назовешь иначе, как эстетическими. Только это гармония не форм, цветов или звуков, как в живописи или поэзии, а гармония (или дисгармония :) мысли.

Что же касается экспериментальной проверки философских положений, то этот путь чреват последствиями:


"Мир, – учил он, – мое представленье!"
А когда ему в стул под сиденье
Сын булавку воткнул,
Он вскричал: "Караул!
Как ужасно мое представленье!" 

Posts from This Journal by “quid est veritas” Tag

  • Муза, скажи мне о той многоопытной куре, носящей

    В своей «Апологии математики» Владимир Успенский выдвигает смелый философский тезис: «Мыслимы сущности, которые нельзя назвать». Пример он…

  • Так мало пройдено дорог

    Если логика – законы нашего мышления, то почему же мы совершаем логические ошибки? Понятно, на решение специально составленных задач с длинными…

  • Миры цвели и отцветали

    Знаменитая попперовская система трех миров на первый взгляд кажется довольно логичной: действительно, яблоко – это совсем не то же самое, что…

Comments

verum_corpus
Sep. 8th, 2014 04:25 pm (UTC)
А откуда Вы берёте этот постулат - что "производство (лучше сказать, наверно, созидание) человека" никак не связано с каким-либо познанием?
Как раз Мамардашвили бы сказал IMHO, что через общение с произведением искусства я могу что-то понять в себе (а следовательно, и о мире).

"Физическое" по-русски природное. Поэтому говорить, что природное неприродно, значит говорить неясно.

На самом деле попытки устранить обсуждаемую дихотомию всегда предпринимались - от ионийских физиологов-досократиков до натурфилософии Шеллинга и всех романтиков. То есть эта мысль, что если их двое, то оба лгут, во все времена приходила людям в голову.
nebos_avos
Sep. 8th, 2014 04:37 pm (UTC)
*А откуда Вы берёте этот постулат - что "производство (лучше сказать, наверно, созидание) человека" никак не связано с каким-либо познанием?*

Связано,но не только с ним.


*произведением искусства я могу что-то понять в себе (а следовательно, и о мире).*

Понимание - оно не совсем то, что познание. Помните анекдот про корабельный сундук?

*Физическое" по-русски природное. Поэтому говорить, что природное неприродно, значит говорить неясно.*

Что поделаешь, таков уж у физиков профжаргон.
verum_corpus
Sep. 8th, 2014 04:49 pm (UTC)
Нет, про сундук я не помню).
Дело в том, что во многих случаях в русских переводах с греческого писали "знание" там, где по смыслу подразумевается "понимание".
Кстати, Лейбниц всю жизнь любил цитировать то, что говорит Сократ в "Федоне" о бессмысленности наук:

###### Исходя из этого рассуждения, человеку не нужно исследовать ни в себе, ни в окружающем ничего иного, кроме самого лучшего и самого совершенного. Конечно, он непременно должен знать и худшее, ибо знание лучшего и знание худшего — это одно и то же знание. Рассудивши так, я с удовольствием думал, что нашел в Анаксагоре учителя, который откроет мне причину бытия, доступную моему разуму, и прежде всего расскажет, плоская ли Земля или круглая, а рассказавши, объяснит необходимую причину — сошлется на самое лучшее, утверждая, что Земле лучше всего быть именно такой, а не какой-нибудь еще. И если он скажет, что Земля находится в центре [мира], объяснит, почему ей лучше быть в центре. Если он откроет мне все это, думал я, я готов не искать причины иного рода. Да, я был готов спросить у него таким же образом о Солнце, Луне и звездах — о скорости их движения относительно друг друга, об их поворотах и обо всем остальном, что с ними происходит: каким способом каждое из них действует само или подвергается воздействию. Я ни на миг не допускал мысли, что, назвавши их устроителем Ум, Анаксагор может ввести еще какую-то причину помимо той, что им лучше всего быть в таком положении, в каком они и находятся. Я полагал, что, определив причину каждого из них и всех вместе, он затем объяснит, что всего лучше для каждого и в чем их общее благо. И эту свою надежду я не отдал бы ни за что! С величайшим рвением принялся я за книги Анаксагора, чтобы поскорее их прочесть и поскорее узнать, что же всего лучше и что хуже.

Но с вершины изумительной этой надежды, друг Кебет, я стремглав полетел вниз, когда, продолжая читать, увидел, что Ум у него остается без всякого применения и что порядок вещей вообще не возводится ни к каким причинам, но приписывается — совершенно нелепо — воздуху, эфиру, воде и многому иному. На мой взгляд, это все равно, как если бы кто сперва объявил, что всеми своими действиями Сократ обязан Уму, а потом, принявшись объяснять причины каждого из них в отдельности, сказал: "Сократ сейчас сидит здесь потому, что его тело состоит из костей и сухожилий и кости твердые и отделены одна от другой сочленениями, а сухожилия могут натягиваться и расслабляться и окружают кости — вместе с мясом и кожею, которая все охватывает. И так как кости свободно ходят в своих суставах, сухожилия, растягиваясь и напрягаясь, позволяют Сократу сгибать ноги и руки. Вот по этой-то причине он и сидит теперь здесь, согнувшись". И для беседы нашей можно найти сходные причины — голос, воздух, слух и тысячи иных того же рода, пренебрегши истинными причинами — тем, что, раз уж афиняне почли за лучшее меня осудить, я в свою очередь счел за лучшее сидеть здесь, счел более справедливым остаться на месте и понести то наказание, какое они назначат. Да, клянусь собакой, эти жилы и эти кости уже давно, я думаю, были бы где-нибудь в Мегарах или в Беотии, увлеченные ложным мнением о лучшем, если бы я не признал более справедливым и более прекрасным не бежать и не скрываться, но принять любое наказание, какое бы ни назначило мне государство.

Нет, называть подобные вещи причинами — полная бессмыслица. Если бы кто говорил, что без всего этого — без костей, сухожилий и всего прочего, чем я владею, — я бы не мог делать то, что считаю нужным, он говорил бы верно. Но утверждать, будто они причина всему, что я делаю, и в то же время что в данном случае я повинуюсь Уму, а не сам избираю наилучший образ действий, было бы крайне необдуманно. Это значит не различать между истинной причиной и тем, без чего причина не могла бы быть причиною. ######
egovoru
Sep. 8th, 2014 11:51 pm (UTC)
"Понимание - оно не совсем то, что познание".

Да, вроде бы это разные вещи. Познание - это, наверное, установление истины (хотя слова "истина" очень хотелось бы избежать ;) Твердо установленный единичный факт уже будет вкладом в познание. Но вот для понимания единичных фактов как-то мало. Понимание вроде как подразумевает некую увязку этих фактов в единую систему, но определить его точнее как-то сложно. Боюсь, здесь тоже придется ввести некий эмоциональный момент: понимание - это то, что вызывает у нас ощущение понимания, некую "эврику"!

Edited at 2014-09-08 11:59 pm (UTC)