?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

То, что мы до сих пор присваиваем естествоиспытателям ученую степень "доктора философии", отражает, конечно, общие корни этих видов деятельности. Само слово "философия" придумал вроде бы Пифагор, от которого не осталось ни одного текста – так что поди узнай, что именно он имел в виду? Но философия в современном понимании, на мой взгляд, гораздо ближе к искусству, чем к естествознанию.


В естествознании все просто: из множества гипотез следует выбрать ту, которая точнее всего предсказывает результаты эксперимента. А вот по какому критерию можно предпочесть одну философскую идею – другой? Разумеется, выявление логических несообразностей служит приговором; а если таковых не обнаруживается? Тогда, судя по всему, в силу вступают интуитивные пристрастия, которые не назовешь иначе, как эстетическими. Только это гармония не форм, цветов или звуков, как в живописи или поэзии, а гармония (или дисгармония :) мысли.

Что же касается экспериментальной проверки философских положений, то этот путь чреват последствиями:


"Мир, – учил он, – мое представленье!"
А когда ему в стул под сиденье
Сын булавку воткнул,
Он вскричал: "Караул!
Как ужасно мое представленье!" 

Posts from This Journal by “quid est veritas” Tag

  • Муза, скажи мне о той многоопытной куре, носящей

    В своей «Апологии математики» Владимир Успенский выдвигает смелый философский тезис: «Мыслимы сущности, которые нельзя назвать». Пример он…

  • Так мало пройдено дорог

    Если логика – законы нашего мышления, то почему же мы совершаем логические ошибки? Понятно, на решение специально составленных задач с длинными…

  • Миры цвели и отцветали

    Знаменитая попперовская система трех миров на первый взгляд кажется довольно логичной: действительно, яблоко – это совсем не то же самое, что…

Comments

hyperboreus
Sep. 13th, 2014 11:39 am (UTC)
Думаю, однако, что в основном он протекает бессознательно, подспудно, а сознательные усилия действуют опосредованно.//

Как будто бы, но нужно ли здесь это искусственное деление? Давайте рассуждать на пальцах: допустим, я читаю некий шедевр и не понимаю его - иной круг моего чтения, другие интересы и проблемы волнуют меня. Но со временем круг чтения расширяется, я выхожу на новую проблематику, открываю новые грани не перестающего удивлять мира - и вот мне уже становится близок тот шедевр. Что повлиляло тут в первую очередь: сознательные усилия по чтению все новых и новых книг или бессознательный процесс моего духовного роста? Да ведь это единый процесс.. ))

шедевр делает шедевром именно и только оценка зрителей (читателей и т.п.)//

Релявитистская точка зрения ) И незаслуженно много отдающая на откуп читателям. Ведь кто такой читатель как таковой - до прочтения шедевра? Никто, чистая доска. Настоящий шедевр сам создает своего читателя. А вот создав его, конечно получает от него заслуженную оценку. Но первичным-то был шедевр, а не читатель )) И потом вы забыли автора. Сам автор - первый читатель своего шедевра. Таким образом его оценки своего произведения уже достаточно для того, чтобы оценить шедевр. А когда подтянутся остальные: завтра или через двести лет, уже не столь существенно - это лишь капризы цайтгайста.

Пока его никто не знал, у него не было возможности изменить мир.//

Почему же? Он изменил, просто все не сразу заметили. Когда женщина беременеет, разве она понимает это в следующую секунду после зачатия? Нет, однако она уже изменилась )) Людям вообще свойственна здоровая инерция, консерватизм, мы умеем замечать мельчайшие движения и изменения, но слепы к первым шагам глобальных мироперемен.
egovoru
Sep. 13th, 2014 12:08 pm (UTC)
"и вот мне уже становится близок тот шедевр"

Завидую Вам - со мной такое случается нечасто, если вообще случается. К некоторым общепризнанно гениальным авторам, которых я не была в состоянии оценить в юности, я заставляла себя обращаться через каждое десятилетие - в надежде, что, может, что-то изменилось, и теперь мне откроются глубины их гениальности? Увы, глубины, кажется, ни разу не открылись :(

Мой вывод из этого эксперимента - что не бывает гениев для 100% зрителей/читателей. Человеческая популяция принципиально разнообразна (результат биологической эволюции - поддержание разнообразие делает систему более устойчивой), и надо смириться с тем, что какие-то варианты этого разнообразия так и останутся для тебя недоступны.

"Ведь кто такой читатель как таковой - до прочтения шедевра? Никто, чистая доска".

Почему же - доска? Кажды читатель уже обладает неким запасом представлений, у него есть некая внутренняя система координат, относительно которой он и оценивает каждое новое произведение.

"Сам автор - первый читатель своего шедевра. Таким образом его оценки своего произведения уже достаточно для того, чтобы оценить шедевр."

Да - ты им доволен ли, взыскательный художник? Но, увы, мое знакомство с художниками показывает, что далеко не все из них взыскательны. Слишком многие из них склонны воспринимать каждый свой чих как шедевр - наверное, так же, как всякий ребенок кажется своей матери самым лучшим в мире. Это нормально и даже необходимо, но исходить из авторской оценки собственных произведений никак невозможно.

"Людям вообще свойственна здоровая инерция"

Несомненно. И, чтобы изменить мир, влияние автора должно достичь некоторой "критической массы" - т.е., определенного числа читателей.
hyperboreus
Sep. 13th, 2014 12:39 pm (UTC)
К некоторым общепризнанно гениальным авторам//

Так не нужно припадать непременно к "общепризнанно гениальным". Открывайте своих ))

Кажды читатель уже обладает неким запасом представлений, у него есть некая внутренняя система координат, относительно которой он и оценивает каждое новое произведение.//

Вот именно. А шедевр потому и шедевр, что опрокидывает эти сложившиеся системы. И чем больше их сложилось, тем труднее чашке чая заполниться новым содержимым...

но исходить из авторской оценки собственных произведений никак невозможно.//

Гоголь сжег второй том МД, Толстой 14 раз переписывал начало ВиМ - я полагаю, все же возможно ))
egovoru
Sep. 13th, 2014 12:50 pm (UTC)
"Открывайте своих"

Да, я тоже до этого додумалась. Правда, так уж получается, что те, чьи произведения показались мне гениальными без всякой информации об их авторе, кажутся таковыми и большинству населения ;)

По этому поводу не могу удержаться и не привести длиннейшую цитату из Фейнмана - уж очень его история совпадает с моим собственным опытом:

"Летом, после окончания курса рисования, я отправился на научную конференцию в Италии и подумал, что неплохо было бы увидеть Сикстинскую капеллу. Я приехал туда очень рано утром, купил билет раньше всех и, как только она открылась, побежал вверх по лестнице. <...>

К сожалению, я оставил свой путеводитель в отеле, но про себя подумал: "Я знаю, почему эти панно неизвестны; они просто-напросто плохи". Но тут я посмотрел на другое панно и сказал: "Вот это да! Это хорошее". Я посмотрел на все остальные. "Это тоже хорошее, и это, а вот то вшивое". Я никогда не слышал об этих панно, но решил, что все они хороши, кроме двух. Потом я отправился в зал, который назывался Sala de Raphael - Комната Рафаэля, - и заметил то же самое. Я подумал про себя: "Рафаэль непостоянен. Он не всегда преуспевает. Иногда он очень хорош. А иногда создает всякую ерунду".

Вернувшись в отель, я посмотрел путеводитель. В части, отведенной под Сикстинскую капеллу, было написано: "Под картинами Микеланджело находятся четырнадцать панно, созданных Ботгичелли, Перуджино" - всеми этими великими художниками - "и два панно, созданные Тем-то, которые не имеют никакого значения".

Меня очень взволновал тот факт, что я тоже вижу разницу между тем, что является прекрасным творением искусства, а что - нет, хотя и не могу объяснить это. Как ученый, ты всегда думаешь, что знаешь то, что делаешь, поэтому склонен не доверять художнику, который говорит: "Это великолепно", или: "Да в этом нет ничего особенного", а потом не может объяснить тебе, почему; как не смог это сделать и Джерри в отношении тех рисунков, которые я ему принес. Но вот влип и я: я тоже мог это сделать!

Что касается Комнаты Рафаэля, то оказалось, что великий художник нарисовал лишь несколько картин, остальные же нарисовали его ученики. Мне понравились именно те, которые нарисовал Рафаэль. Это был грандиозный стимул для повышения моей уверенности в своей способности ценить искусство".