?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Какова психологическая природа вандализма? Желание поцарапать (а лучше – поджечь!) чей-то мерседес еще можно понять: почему это у него есть такая машина, а у меня – нет? (Особенно в стране, которая 70 лет ждала, что еще немного, и будет «каждому – по потребностям»). Но вот испортить сиденье в поезде метро – это же в бувальном смысле подрубить сук, на котором сидишь?


Можно заподозрить здесь желание заявить о себе, выделиться из толпы: комплекс, известный со времен Герострата. Но, побив стекла на автобусной остановке, вряд ли войдешь в историю – тогда уж лучше облить кислотой «Джоконду» :( Так что, думаю, причина здесь иная: ясно, что пойманный на этом деле будет наказан, а осуществляется оно, как правило, не одиночкой, а членом компании. А значит, приобретает смысл некоей «проверки на вшивость» – как испытание, которому подвергают героя в прекрасном фильме «Я родом из детства»: сумеет ли он неподвижно пролежать на железнодорожном полотне под проносящимся поездом? Только в случае вандализма вместо прямой физической опасности тестом служит опасность опосредованная, социальная.

Но зачем же при этом требовать повреждения именно общественной собственности, а не частной? Приходилось слышать, что вандализм – это способ протеста индивидуума против общества, в котором ему не нашлось места. Я понимаю, что есть люди, для которых и поездка в метро – недоступная роскошь, но что-то я сомневаюсь, что именно они его и уродуют. Моя гипотеза – метро портят просто потому, что понимают: нарушителя не будут искать с той же охотой, как того, кто подожжет мерседес. То есть, опасность как бы есть, но она не слишком велика – как раз подходит в качестве испытания.


Фото из статьи об истоках вандализма

Posts from This Journal by “общество” Tag

Comments

skichmana
May. 29th, 2015 04:22 am (UTC)
Мне кажется, дело немножко в другом. В школьные годы мне тоже довелось участвовать в некоторых подвигах, которые сейчас кажутся идиотскими, а тогда вызывали наш восторг. Так вот, когда дело касалось частного лица, у меня возникало чувство жалости, что вот, этот человек придет - а у него тут... Представлялся конкретный человек, и его было немного жалко. А когда писали краской на стене школы - чувство неловкости не возникало.
freesopher
May. 29th, 2015 04:38 am (UTC)
Я склонен все это толковать несколько иначе: это не вандализм, все эти "пометки" - реализация инстинктивного стремления приматов "метить территорию". Молодые приматы человеческих особей особенно этому подвержены - у них меньше социальных наслоений, вот и пишут-малюют, кто и где как может.
skichmana
May. 29th, 2015 04:47 am (UTC)
А повзрослевшие приматы ставят стелы, скульптуры, шестиметровые кресты и вешают лозунги.
egovoru
May. 29th, 2015 11:45 am (UTC)
Уже ответила, что, на мой взгляд, далеко не все акты вандализма попадают в эту категорию, хотя надписи типа "Здесь был Вася" вроде бы логично считать именно такими территориальными метками. Такой же смысл имели, скажем, надписи победителей нацизма на берлинском Рейхстаге, когда советская армия вошла в этот город.
freesopher
May. 29th, 2015 02:20 pm (UTC)
Ага, любят они это дело - метить территорию разными способами.
egovoru
May. 29th, 2015 11:40 am (UTC)
Да, в случае надписей типа "Здесь был Вася" и тех, о которых говорит Высоцкий, я думаю, Вы совершенно правы. Но ведь часто вандализм состоит вовсе не в оставлении каких бы то ни было надписей - как в случае изрезывания сидений метро или битья стекол на автобусных остановках. Подобные акты совершаются абсолютно анонимно, так что интерпретировать, их как мечение территории, довольно затруднительно?
freesopher
May. 29th, 2015 02:23 pm (UTC)
Напротив, приматы, вроде наших ближайших родственников - шимпанзе, метят территорию и простым обламыванием веток - знак, что здесь есть кто-то сильный!
egovoru
May. 29th, 2015 11:30 pm (UTC)
Если я правильно помню то, что читала когда-то о медведях, то те метят территорию, обдирая кору с деревьев. Но не просто в любом месте, а в самом высоком, до которого могут дотянуться - тогда другие медведи сразу могут определить, какого роста был тот, кто оставил этот след, и пропорционально испугаться.

Простое обламывание веток мне как-то трудно представить себе в качестве территориального знака: ведь ветки могу обломиться и под собственной тяжестью, от ветра, от поражения вредителями и т.п. Соответственно, обезьяны должны обламывать их неким специфическим образом, чтобы эти следы их деятельности отличались от случайных поломок. Не помните, где именно Вам попадались такие сведения? Было бы интересно прояснить детали.

freesopher
Jun. 1st, 2015 06:57 pm (UTC)
К сожалению, не помню!
egovoru
May. 29th, 2015 11:36 am (UTC)
Очень интересное замечание, и, главное - "из первых рук" ;) Хотя Вы и указываете другую причину, но и она отражает птедставление о том, что, если общее - то, значит, ничье? А Вы помните, в чем, собственно, состояла для Вас тогда прелесть подобных действий, как надписи на стенах школы?
skichmana
May. 29th, 2015 06:34 pm (UTC)
Столько лет прошло...
Наверное, прелесть была в принадлежности к некому сообществу, которое знает секрет, а остальные - не знают. Это было очень важно.
egovoru
May. 29th, 2015 11:48 pm (UTC)
Вот и мне кажется, что в основе здесь лежат взаимоотношения внутри локальной группы, а вовсе не взаимоотношения индивидуума и общества в целом. Впрочем, не исключено, что вандализм - гетерогенное явление, и причины у разных актов вандализма - разные. Как я поняла, попытавшись найти какие-нибудь вразумительные публикации на эту тему, вандализм очень сложно изучать, и о его причинах мало что известно.