?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Какова психологическая природа вандализма? Желание поцарапать (а лучше – поджечь!) чей-то мерседес еще можно понять: почему это у него есть такая машина, а у меня – нет? (Особенно в стране, которая 70 лет ждала, что еще немного, и будет «каждому – по потребностям»). Но вот испортить сиденье в поезде метро – это же в бувальном смысле подрубить сук, на котором сидишь?


Можно заподозрить здесь желание заявить о себе, выделиться из толпы: комплекс, известный со времен Герострата. Но, побив стекла на автобусной остановке, вряд ли войдешь в историю – тогда уж лучше облить кислотой «Джоконду» :( Так что, думаю, причина здесь иная: ясно, что пойманный на этом деле будет наказан, а осуществляется оно, как правило, не одиночкой, а членом компании. А значит, приобретает смысл некоей «проверки на вшивость» – как испытание, которому подвергают героя в прекрасном фильме «Я родом из детства»: сумеет ли он неподвижно пролежать на железнодорожном полотне под проносящимся поездом? Только в случае вандализма вместо прямой физической опасности тестом служит опасность опосредованная, социальная.

Но зачем же при этом требовать повреждения именно общественной собственности, а не частной? Приходилось слышать, что вандализм – это способ протеста индивидуума против общества, в котором ему не нашлось места. Я понимаю, что есть люди, для которых и поездка в метро – недоступная роскошь, но что-то я сомневаюсь, что именно они его и уродуют. Моя гипотеза – метро портят просто потому, что понимают: нарушителя не будут искать с той же охотой, как того, кто подожжет мерседес. То есть, опасность как бы есть, но она не слишком велика – как раз подходит в качестве испытания.


Фото из статьи об истоках вандализма

Posts from This Journal by “общество” Tag

Comments

egovoru
May. 29th, 2015 11:45 am (UTC)
Уже ответила, что, на мой взгляд, далеко не все акты вандализма попадают в эту категорию, хотя надписи типа "Здесь был Вася" вроде бы логично считать именно такими территориальными метками. Такой же смысл имели, скажем, надписи победителей нацизма на берлинском Рейхстаге, когда советская армия вошла в этот город.