?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С ума сошли генетики

Понимание биологической эволюции и без того трудно дается: заметные изменения у заметных организмов требуют времени, намного превышающего не только длительность человеческой жизни, но и всей нашей истории. А тут еще и сами эволюционные биологи наводят тень на плетень. Об одном таком случае я здесь уже писала, но еще больше это обнаруживается в новой книжке Евгения Кунина.


Целая глава в ней называется «Эволюция по Ламарку», и в качестве первого примера предлагается так называемая CRISPR защита бактерий от вирусов. Расшифровка этой аббревиатуры не важна для существа дела, а оно состоит в том, что бактерия захватывает кусок генома напавшего на нее вируса и встраивает его в свой. Потом она использует этот кусок для распознавания и уничтожения таких вирусов при их повторной атаке (примерно так, как пограничники, имея фотографию террориста, вяжут его при попытке проникнуть в страну).


Схема CRISPR защиты (отсюда): (1) вирус проникает в бактериальную клетку; (2) кусок вирусного генома встраивается в CRISPR-последовательность бактериального генома; (3) синтез CRISPR-РНК; (4) CRISPR-РНК направляет клеточную систему защиты на вирусный геном во время повторной атаки

Напомню, что идея Ламарка состояла в том, что изменение условий среды приводит к изменению строения организма, которое передается его потомкам. Ламарк, конечно, ничего не знал о механизме наследственности; но мы-то кое-что знаем. А раз так, то негоже нам называть «наследуемым влиянием среды» захват чужого генетического материала.

Разумеется, все, что не является рассматриваемым организмом, формально может быть обозначено как «среда». Кунин пользуется этой возможностью, причисляя к «среде» и чужеродные гены. Но по этой логике следует назвать «средой» и генного инженера, создающего генно-модифицированный организм ;)

На самом деле в переводе на современный язык гипотеза Ламарка означает, что регулярное вытягивание шеи привело бы к таким перестройкам жирафьей ДНК, что шеи его потомков стали бы длиннее. Ни один из разбираемых Куниным примеров не подходит под эту схему: бактерия приобретает «иммунитет» к вирусу отнюдь не путем упражнения в сопротивлении ему.

Мы уже обсуждали здесь занимательную книжку Джона Хоргана. Побеседовав с несколькими крупными эволюционистами, он пришел к выводу, что им не дают покоя лавры Дарвина. Действительно, едва ли можно назвать биолога, труды которого имели столь же фундаментальное значение. Отсюда (подсознательное?) желание увидеть сенсационное опровержение его взглядов даже там, где и близко нет ничего такого ;)

Tags:

Posts from This Journal by “жизнь” Tag

Comments

zlata_gl
Jun. 15th, 2016 06:16 am (UTC)
Вайнберг. "Мечты об окончательной теории".
Хокинг.
Если брать "менее популярное", то дискуссии Хоккинга и Пенроуза:. "Природа пространства и времени". "Большое, малое и человеческий разум".

Если не совсем "об устройстве мироздания", а скорее о "проблеме сознания" то Пенроуз "Новый ум короля" и "тени разума".
"Глаз разума" Хофштадтера и Деннета (сборник статей многих авторов, включая Тьюринга и Мински, а также фантастических рассказов, включая Лема).

Если хотите, можете посмотреть у меня в ЖЖ по метке "Книжки".
egovoru
Jun. 15th, 2016 12:13 pm (UTC)
Спасибо, и я уже посмотрела "Книжки" в Вашем журнале ;)

Как я уже написала там, книжка Стивена Вайнберга и мне чрезвычайно понравилась, а вот Стивена Хокинга я никогда не читала - наверное, стоит попробовать.

Что же касается Пенроуза, то я прочла его "Новый ум императора", но его главная идея, что сознание является следствием квантовых процессов в тубулиновых белках кажется мне в высшей степени несостоятельной. Он мне интересен как один из главных сторонников идеи "It from bit", т.е., того, что в основе мира лежит число. Эта идея кажется мне не просто завиральной, но я даже никак не могу понять логику тех, кто ее выдвигает - путем каких именно заключений они приходят к такому выводу :(

У Хофштадтера я прочла другую книжку, "I am a strange loop". Многие его мысли о сознании показались мне здравыми, кроме одной: что сознания наших близких частично сохраняются в нашем сознании после их смерти.