?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Некоторые из нас верят, что мир был сотворен Богом за шесть дней, а другие – знают, что он возник в результате Большого взрыва. Но давайте присмотримся к знанию более внимательно.


В основе естественно-научного знания лежит принцип индукции: если явление X наблюдалось в условиях Y в N повторностях опыта, то мы заключаем, что то же самое произойдет и в повторности N+1. (Иными словами, что существует закон природы, состоящий в том, что в условиях Y всегда наблюдается явление X). Понятно, что вот этот переход от N к N+1 не может быть никак логически обоснован: это просто наша надежда, основанная на предыдущем опыте.

Эйнштейн сформулировал это так: «Наука может быть создана только теми, кто насквозь пропитан стремлением к истине и пониманию. Источник же этого чувства лежит в области религии. Оттуда же берется вера в возможность того, что законы природы рациональны, то есть постижимы для разума. Я не могу представить себе настоящего ученого без глубокой веры в это.»

Однако он здесь не совсем точен: наша «вера» в индукцию отличается от веры в Бога. Вера в индукцию – это не вера, а условное допущение: мы считаем такой ход рассуждений правильным только до тех пор, пока не доказано обратное. Как индейка Бертрана Рассела: она решила, что каждое утро дверь ее клетки будет открывать рука с кормом – пока в эту дверь не просунулась рука, свернувшая ей шею. Вера же в Бога не подразумевает никаких таких «пока» – она абсолютна.

Так что получается забавный парадокс. Научная картина мира представляет собой, в сущности, разветвленную систему допущений. А на долю тех, кто жаждет абсолютного знания, остается только мистическое откровение ;)



Тысяча и один день из жизни индейки ко Дню благодарения (американский праздник, когда к столу традиционно подается эта птица). По оси абсцисс – время, по оси ординат – благополучие индейки
(график из книжки Нассима Талеба)

Posts from This Journal by “quid est veritas” Tag

  • Муза, скажи мне о той многоопытной куре, носящей

    В своей «Апологии математики» Владимир Успенский выдвигает смелый философский тезис: «Мыслимы сущности, которые нельзя назвать». Пример он…

  • Так мало пройдено дорог

    Если логика – законы нашего мышления, то почему же мы совершаем логические ошибки? Понятно, на решение специально составленных задач с длинными…

  • Миры цвели и отцветали

    Знаменитая попперовская система трех миров на первый взгляд кажется довольно логичной: действительно, яблоко – это совсем не то же самое, что…

Comments

egovoru
Aug. 30th, 2016 12:39 pm (UTC)
"не называйте меня на Вы"

Согласна, что заглавная буква выглядит несколько нарочито, но я делаю это сознательно - в качестве противовеса распространенному в ЖЖ хамству. А как бы Вы хотели, чтобы я Вас называла? С маленькой буквы на "вы", или на "ты"? Относительно первого проблема в том, что через какое-то время я забуду, кто именно просил меня об этом. Один такой случай уже был - кто-то из моих френдов объснил прямо в профиле, что не любит заглавного Вы, но я уже не помню, кто это был - и не пересматривать же все профили для того, чтобы вспомнить?.. Так что если Вы категорически возражаете, давайте уж выпьем на виртуальный брудершафт ;)

"Дяденька Юм запретил нам пользоваться индукцией"

Надо сказать, что тот кусочек из Рассела, который Вы прислали, трудно интерпретировать таким категорическим образом. Надо бы добраться до первоисточника - я думаю, Юм скорее предупреждал о ненадежности индукции, как Рассел, чем "запрещал ею пользоваться". Он ведь был одним из британских эмпирицистов, так что вряд ли верил в откровение как источник истины ;)

Вот что пишет о нем Вики:

"Hume thus held that genuine knowledge must either be directly traceable to objects perceived in experience, or result from abstract reasoning about relations between ideas which are derived from experience, calling the rest "nothing but sophistry and illusion",[3] a dichotomy later given the name Hume's fork."

"Но вот философия марксизма-ленинизма оказалась довольно опасной, поскольку привела к массе людских трагедий."

Как я уже упоминала, к массе трагедий привела все-таки не философия сама по себе, а идеология и государственная политика. Мне кажется, что философия здесь выступала для оправдания соответствующей политики. Если для оправдания царской власти использовалась идея ее божественного происхождения, то большевики, объявившие религию опиумом для народа, этим способом воспользоваться уже не могли. Вот почему им особенно нужна была некая респектабельная теоретическая база, оправдывающая их кровавый режим, почему на свет и появилась маркистско-ленинская философия. Маркс ведь был вовсе не философом, а экономистом, а Ленин - так и вообще политическим деятелем.

Мне вообще кажется, что философия - это завершающий этап познания. Сначала идет практическая деятельность, затем - обобщающее ее естествознание и частные гуманитарные дисциплины, и лишь потом - философия. Знаю, это вроде бы противоречит древности происхождения философии, но ведь дело в том, что философия Пифагора или Аристотеля - это вовсе не философия в чистом виде, как мы ее знаем сейачас, а некий комплекс.