?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Жизнь Галилея, а равно и Кеплера с Коперником, Артур Кестлер описывает во второй части своей книжки, но меня заинтересовала первая. Там он пытается с птичьего полета проследить предшествующую историю гелиоцентрической модели Солнечной системы.


Сам трактат Аристарха, «последнего из пифагорейских астрономов», до нас не дошел. Однако упоминания о нем Архимеда, среди прочих, не оставляют сомнений, что Аристарх знал, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Его слава в античном мире была столь велика, что даже через триста лет Витрувий именно с него начинает свой список величайших умов.

Только один логический шаг отделяет Аристарха от Коперника, Гиппократа – от Парацельса, а Архимеда – от Галилея; но на совершение этого шага потребовалось почти два тысячелетия. Почему? Что случилось в III веке до н.э. (Аристарх умер в его 30-м году), что направило интеллектуальные усилия человечества по совсем другому руслу?

Кестлер пишет о «политическом, экономическом и моральном банкротстве классической Греции накануне македонского завоевания». Философия Платона и Аристотеля отражает «бессознательную жажду стабильности и постоянства в рушащемся мире, где изменение может быть только к худшему, а продвижение возможно только в сторону катастрофы».

Допустим. Но почему же эти настроения «империи времени упадка» были столь охотно восприняты молодыми варварскими государствами Европы, когда их жители наконец обнаружили древние рукописи?


Деталь рельефа на боковой стороне саркофага Александра Македонского (фото Ronald Slabke)

Posts from This Journal by “мироздание” Tag

Comments

shkrobius
Jan. 26th, 2017 05:02 pm (UTC)
По-моему, этот аргумент приводил Гиппарх, а известен он ему из седой древности.

Греческая теория центрального огня была построена на этом соображении (что земля и солнце вращаются вокруг центрального огня, что солнце - зеркальное тело отражающее этот огонь (возможно, золотое), а земля как луна к земле повернута к центральному огню одним боком, и мы живем на противоположной стороне). Теория центрального огня логически объясняет такие лунные затмения.

Насколько я понимаю, гелиоцентрическая система редко и неохотно рассматривалась в древности т.к. была с очевидностью неверной; неважно, как она объясняла видимое движение планет, ведь она не объясняла простые наблюдения о затмениях. Реальной альтернативой была теория центрального огня. У греков было слабое понимание оптики (атмосферной рефракции, в данном случае); при этом железная логика; это их и запутало. Потом та же история повторилась с критикой Коперника Тихо Браге. Он запутался, т.к. неправильно оценил видимый размер звезд из-за незнания диффракции. Обычная история. Правильно Галилей говорил: матчасть надо учить, и только потом упражняться в логических построениях. Урок, да не в прок. Сегодня то же самое...
egovoru
Jan. 27th, 2017 12:23 pm (UTC)
"Греческая теория центрального огня была построена на этом соображении"

Да, Кестлер рассказывает и о системе Филолая. Тот был по-своему прав: достаточно было понять, что этот "центральный огонь" и есть Солнце (от чего он сам, конечно, был далек). Я подозреваю, что наличие Луны надолго задержало понимание ситуации, потому что, если бы в наличии было только большое и яркое Солнце и маленькие бледные планеты, мысль о том, что эти объекты - принципиально разного рода, пришла бы в головы раньше. Был еще некий Гераклид Понтийский, у которого Меркурий и Венера вращались вокруг Солнца, которое, в свою очередь, вращалось вокруг Земли, как и "дальние" планеты.

"Насколько я понимаю, гелиоцентрическая система редко и неохотно рассматривалась в древности"

Кестлер его не упоминает, но вроде бы уже в эллинистические времена был еще некий Селевк из Селевкии (столицы Селевкидов), который тоже развивал гелиоцентрические взгляды. У Кестлера получается, что греки постепенно перестали ориентироваться на наблюдения, а стали подгонять свои гипотезы под наперед заданные схемы, и пошло это от Платона и Аристотеля. Аристарх жил позже них, но на Самосе, куда, возможно, новые афинские веяния еще не успели распространиться?

"У греков было слабое понимание оптики (атмосферной рефракции, в данном случае)"

Может, рефракции они и не учитывали, но "слабым" их знание оптики, наверное, все-таки не назовешь - ведь, например, Архимеду его хватило для создания знаменитого параболического рефлектора, чтобы сжечь римские корабли?
shkrobius
Jan. 28th, 2017 06:23 am (UTC)
Греки ничем не отличались от нас. Они ценили логическую законченность и хотели, чтобы астрономия основывалась на физике; по этой причине предпочитали те кинематические модели которые наиболее соответствовали их динамическим теориям, если они не противоречили наблюдениям. То же самое происходит сейчас, и так было всегда. Сегодняшние космологические модели постулируют неизвестное распределение "темной" материи, темную энергии, инфляцию, мультиверс и т. п. - все это в принципе ненаблюдаемое или трудно наблюдаемое и, в общем, высосанное из пальца; постулируются натяжки проблематиченее любых эпициклов, и все для той же цели: эктраполяции от того, что известно, к тому что не известно, для сохранения знакомой, проверенной физики. Так же делали греки, и это оправданный консерватизм, практикующийся в науке. Либо такой подход годится, либо рано или поздно упрется в противоречие. Тогда можно пересматривать основания.

Рассуждения в комментариях о том, что древние чего-там кардинально не понимали, яйца выеденного не стоит. Все они прекрасно понимали. Наша собственная наука будет выглядеть точно так же через 2500 лет.

Что до оптики, то она у греков была полностью геометрическая, а не физическая. Птолемей был единственным, кто заинтересовался рефракцией, и то он напортачил в эксперименте. То, что газ может вызвать рефракцию света они не догадывались, т.к. это сложно обнаружить без аппаратуры, которой у них не было. Собственно, поэтому европейский научное возрождение и началось с физичекой оптики: этот элемент почти полностью отсутствовал, а без него противоречия было не получить.
egovoru
Jan. 28th, 2017 02:19 pm (UTC)
"это сложно обнаружить без аппаратуры, которой у них не было"

Да, то, что у греков не было не только такой аппаратуры, но и телескопов, несомненно, должно было ограничить их представления (как и наши современные представления тоже неизбежно ограничены нашими техническими возможностями).

Но Кестлер пытается рассуждать не об этом. По его мнению, "ионийские философы", как он их называет, рационально искали естественные причины явлений, но ко времени Платона это стремление заглохло, сменившись сугубо мистическими, априорными представлениями, и именно эта традиция была воспринята христианской Европой (как одну из причин Кестлер указывает хорошую сохранность текстов Платона, но тут он, конечно, лукавит - причины должны быть более глубокими). А интерес к поискам естественых принчин снова возник только в Возрождение.

Эта его картина чем-то меня смущает, кажется слишком упрощенной. А Вы что скажете?
shkrobius
Jan. 28th, 2017 11:33 pm (UTC)
"Мистические" представления греков сводятся к общему методу науки: логическое объяснение видимого и сложного через невидимое и простое. Кестлер полагает, что это д.б. очень просто - поглядел в телескоп - и раз: придумал это невидимое & простое. Интересно, как он представляет, например, немистическое желание в течение столетий развивать математику без пифагорейской веры в то, что миром, в конечном счете, правят число и гармония. Два тысячелетия прошли, пока математику удалось довести до состояния, в котором она реально начала осуществлять эту "мистическую" веру греков.

Артур Кестлер был бойкий на слово беллетрист и журналист. Никогда в жизни не придумал он ничего по-настоящему нового - вообще; для него это незнакомая деятельность разума. В лучшем случае, он приводит как общее место взгляды наиболее зашоренных из викторианских позитивистов, из сочинений которых почерпнуты эти мысли. Hу, не понимает человек индуктивного мышления. В английской философии это общая беда со времен Бэкона.

Греки б/м исчерпали некоторые методы индукции, и пока не возникли новые (из новых мистических идей), они дошли до края им возможного. Например, греки рассматривали возможность конечности скорости света (Эмпедокл), знали рефракцию (Эвклид) и то, что свет выбирает самый короткий путь (он же). Тем не менее никто из них не смог сформулировать принцип Ферма. Для них он выглядел большей мистикой, чем, скажем, пифагорейские идеи о то, что плент д.б. ровно десять. Можно представить себе кого-то, сотворившего 10 планет из чувства внутренней гармонии. Можно представить кого-то, направившего планеты по кругам. Невозможно понять, как этот кто-то заставит свет в абсолютно любой ситуации выбирать самый для него короткий (но внешне сколь угодно петлистый) путь.
egovoru
Jan. 29th, 2017 12:40 am (UTC)
"Артур Кестлер был бойкий на слово беллетрист и журналист. Никогда в жизни не придумал он ничего по-настоящему нового"

Я прочла когда-то его "Слепящую тьму", но как-то совсем не впечатлилась и не подозревала, что он, оказывается, немало потрудился на ниве народного просвещения. А эта его книжка мне понравилась (правда, я пока не стала читать вторую часть, представляющую собой более или менее традиционные биографии). Он пишет, во всяком случае, весьма занимательно, а это для такого рода литературы уже немало.

"Тем не менее никто из них не смог сформулировать принцип Ферма"

Кажется, Герон Александрийский все же смог; во всяком случае, так утверждает Фейнман в своих лекциях:

"Originally, the statement was made by Hero of Alexandria that the light travels in such a way that it goes to the mirror and to the other point in the shortest possible distance, so it is not a modern theory. It was this that inspired Fermat to suggest to himself that perhaps refraction operated on a similar basis. But for refraction, light obviously does not use the path of shortest distance, so Fermat tried the idea that it takes the shortest time."
shkrobius
Jan. 29th, 2017 01:03 am (UTC)
Фейнман все правильно говорит. Именно этот логический (и, ретроспективно, такой простой) скачок от принципа самого короткого пути до принципа кратчайшего оказался совершенно невозможен для греков. Это не гелиоцентрическая система про небеса, а прямо под носом. И лйбовью к умозрительному тут ничего не объяснишь. У греков были все элементы, необходимые для формулировки принципа Ферма. Знание рефракции и ее закона - для малых углов. Знание принципа кратчайшего пути для светового луча между зеркалами. Неоднократно ими высказывающиеся подозрения о конечности скорости света. Вся необходимая математика. Прагматический интерес. Убеждение в том, что законы природы математические по содержанию. Чего им, собственно, не доставало, если рассуждать по-Кестлеровски?

Тем не менее соединить все это в принцип Ферма греки не могли.

Причина становится понятной, если почитать критику Ферма его современниками. Они писали, что физический принцип не может иметь форму морального императива, это не-воз-мож-но, даже не обсуждается. Свет не может к чему-либо стремиться, это философский абсурд.
egovoru
Jan. 29th, 2017 01:17 pm (UTC)
"Причина становится понятной, если почитать критику Ферма его современниками"

Увы, я все-таки не уловила, что же именно, по-Вашему, помешало грекам додуматься до принципа Ферма? А может, им просто не хватило времени?
shkrobius
Jan. 29th, 2017 08:33 pm (UTC)
Мне трудно это объяснить в виде комментария, но я знаю место, где это хорошо объяснено - у Икланда:
https://books.google.com/books?id=a24CHTlkP1MC&pg=PA54#v=onepage&q&f=false

Прочитайте про полемику Ферма и картезианцев, и Вы поймете почему для греков способ мышления Ферма был абсолютно неприемлем. Точно так же он был неприемлем для картезианцев. Точно так же, скажем, квантовая механика была неприемлима для Эйнштейна. А "объяснения" почему греки такие-сякие: это в духе объяснения последнего социальной, исторической обстановкой, тупостью Эйнштейна, его же склонностью к метафизике и т. п. и т. д. Необходимо была смена самой концепции, что из себя представляет физическая модель и физическое объяснение. Тот шаг, который кажется Вам ретроспективно ничтожно малым, потребовал научной революции. Это она и есть в чистом виде, а не телескоп или гелиоцентризм.
egovoru
Jan. 29th, 2017 09:28 pm (UTC)
Судя по тому, что пишет автор, Ферма был пионером подхода, который впоследствии позволил создать квантовую механику, а именно: сосредоточимся на математическом описании, отбросив заботы о физическом смысле:

"Clerselier objected that there is no reasonable meaning to be attached to the model: things can not actually work that way. It cannot be that light has both the desire to travel fast and the means to compute the quickest path. Fermat answered that light propagates as if it had both that desire and these means, and while the mathematical problem may not be an accurate description of what is happening at some deeper level of reality, it is good enough to make predictions which turn out to be in agreement with experiments."

Примечательно, что он начал развивать этот подход именно для оптических явлений. Греки же, если я правильно это понимаю, в основном действовали наоборот: они стремились вывести наблюдаемые явления из неких основополагаюших принципов, которые надо было выяснять мистическим путем.
shkrobius
Jan. 29th, 2017 10:20 pm (UTC)
Можно сказать и так, но ничего квантово-механического тут нет.

Ньютон критиковался теми же картезианцами за то, что не объяснил, что такое "гравитация", а лишь обнаружил ее законы. У греков это тоже бы не покатило. Такого подхода: давайте примем нечто за постулат, а уже потом разберемся, что это все означает; сначала же займемся дедукцией - такого у греков не было. Постулаты д.б. основываться на самоочевидных истинах (как аксиомы геометрии), иначе нет уверенности в их справедливости. Принцип Ферма не является самоочевидным.

С Коперником то же самое. Он берет античную физику как постулат и приводит астрономию в согласие с этим постулатом. Античная астрономия для этого не годится, и ему приходится ее переиначить, отбросив претензию на самоочевидность. Для греков это неприемлимый, догматичекий, безумный подход. Познание так не работает, а результатом м.б. только чудовищные и заранее неверные построения.

egovoru
Jan. 30th, 2017 02:27 am (UTC)
"ничего квантово-механического тут нет"

Конечно. Я имела в виду только саму готовность отложить поиски физического смысла "на потом", удовлетворившись тем, что формула позволяет верно предсказать результаты эксперимента.

Вообще-то грекам, по крайней мере пифагорейцам, как раз такой подход и должен был бы импонировать: они ведь верили, что именно числа лежат в основе мира?

В этом отношении интересной фигурой был Ньютон: с одной стороны, он добавил в свою радугу два лишних цвета именно для того, чтобы их число соответствовало числу планет и нот в октаве (то есть, удовлетворяло априорным принципам), а с другой, он не моргнув глазом принял действие на расстоянии, когда того потребовала его формула, наплевав на (господствующие?) картезианские представления :)
shkrobius
Jan. 30th, 2017 07:50 am (UTC)
Ньютон почти 20 лет работал над своей собственной эфирной теорией гравитации.
https://books.google.com/books?id=w2PxCAAAQBAJ&pg=PA88
Сам он не считал свою теорию законченной, ему хотелось найти механическое/оптическое объяснение, но ничего хорошего придумать не удалось.