?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Жизнь Галилея, а равно и Кеплера с Коперником, Артур Кестлер описывает во второй части своей книжки, но меня заинтересовала первая. Там он пытается с птичьего полета проследить предшествующую историю гелиоцентрической модели Солнечной системы.


Сам трактат Аристарха, «последнего из пифагорейских астрономов», до нас не дошел. Однако упоминания о нем Архимеда, среди прочих, не оставляют сомнений, что Аристарх знал, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Его слава в античном мире была столь велика, что даже через триста лет Витрувий именно с него начинает свой список величайших умов.

Только один логический шаг отделяет Аристарха от Коперника, Гиппократа – от Парацельса, а Архимеда – от Галилея; но на совершение этого шага потребовалось почти два тысячелетия. Почему? Что случилось в III веке до н.э. (Аристарх умер в его 30-м году), что направило интеллектуальные усилия человечества по совсем другому руслу?

Кестлер пишет о «политическом, экономическом и моральном банкротстве классической Греции накануне македонского завоевания». Философия Платона и Аристотеля отражает «бессознательную жажду стабильности и постоянства в рушащемся мире, где изменение может быть только к худшему, а продвижение возможно только в сторону катастрофы».

Допустим. Но почему же эти настроения «империи времени упадка» были столь охотно восприняты молодыми варварскими государствами Европы, когда их жители наконец обнаружили древние рукописи?


Деталь рельефа на боковой стороне саркофага Александра Македонского (фото Ronald Slabke)

Posts from This Journal by “мироздание” Tag

Comments

shkrobius
Jan. 29th, 2017 01:03 am (UTC)
Фейнман все правильно говорит. Именно этот логический (и, ретроспективно, такой простой) скачок от принципа самого короткого пути до принципа кратчайшего оказался совершенно невозможен для греков. Это не гелиоцентрическая система про небеса, а прямо под носом. И лйбовью к умозрительному тут ничего не объяснишь. У греков были все элементы, необходимые для формулировки принципа Ферма. Знание рефракции и ее закона - для малых углов. Знание принципа кратчайшего пути для светового луча между зеркалами. Неоднократно ими высказывающиеся подозрения о конечности скорости света. Вся необходимая математика. Прагматический интерес. Убеждение в том, что законы природы математические по содержанию. Чего им, собственно, не доставало, если рассуждать по-Кестлеровски?

Тем не менее соединить все это в принцип Ферма греки не могли.

Причина становится понятной, если почитать критику Ферма его современниками. Они писали, что физический принцип не может иметь форму морального императива, это не-воз-мож-но, даже не обсуждается. Свет не может к чему-либо стремиться, это философский абсурд.
egovoru
Jan. 29th, 2017 01:17 pm (UTC)
"Причина становится понятной, если почитать критику Ферма его современниками"

Увы, я все-таки не уловила, что же именно, по-Вашему, помешало грекам додуматься до принципа Ферма? А может, им просто не хватило времени?
shkrobius
Jan. 29th, 2017 08:33 pm (UTC)
Мне трудно это объяснить в виде комментария, но я знаю место, где это хорошо объяснено - у Икланда:
https://books.google.com/books?id=a24CHTlkP1MC&pg=PA54#v=onepage&q&f=false

Прочитайте про полемику Ферма и картезианцев, и Вы поймете почему для греков способ мышления Ферма был абсолютно неприемлем. Точно так же он был неприемлем для картезианцев. Точно так же, скажем, квантовая механика была неприемлима для Эйнштейна. А "объяснения" почему греки такие-сякие: это в духе объяснения последнего социальной, исторической обстановкой, тупостью Эйнштейна, его же склонностью к метафизике и т. п. и т. д. Необходимо была смена самой концепции, что из себя представляет физическая модель и физическое объяснение. Тот шаг, который кажется Вам ретроспективно ничтожно малым, потребовал научной революции. Это она и есть в чистом виде, а не телескоп или гелиоцентризм.
egovoru
Jan. 29th, 2017 09:28 pm (UTC)
Судя по тому, что пишет автор, Ферма был пионером подхода, который впоследствии позволил создать квантовую механику, а именно: сосредоточимся на математическом описании, отбросив заботы о физическом смысле:

"Clerselier objected that there is no reasonable meaning to be attached to the model: things can not actually work that way. It cannot be that light has both the desire to travel fast and the means to compute the quickest path. Fermat answered that light propagates as if it had both that desire and these means, and while the mathematical problem may not be an accurate description of what is happening at some deeper level of reality, it is good enough to make predictions which turn out to be in agreement with experiments."

Примечательно, что он начал развивать этот подход именно для оптических явлений. Греки же, если я правильно это понимаю, в основном действовали наоборот: они стремились вывести наблюдаемые явления из неких основополагаюших принципов, которые надо было выяснять мистическим путем.
shkrobius
Jan. 29th, 2017 10:20 pm (UTC)
Можно сказать и так, но ничего квантово-механического тут нет.

Ньютон критиковался теми же картезианцами за то, что не объяснил, что такое "гравитация", а лишь обнаружил ее законы. У греков это тоже бы не покатило. Такого подхода: давайте примем нечто за постулат, а уже потом разберемся, что это все означает; сначала же займемся дедукцией - такого у греков не было. Постулаты д.б. основываться на самоочевидных истинах (как аксиомы геометрии), иначе нет уверенности в их справедливости. Принцип Ферма не является самоочевидным.

С Коперником то же самое. Он берет античную физику как постулат и приводит астрономию в согласие с этим постулатом. Античная астрономия для этого не годится, и ему приходится ее переиначить, отбросив претензию на самоочевидность. Для греков это неприемлимый, догматичекий, безумный подход. Познание так не работает, а результатом м.б. только чудовищные и заранее неверные построения.

egovoru
Jan. 30th, 2017 02:27 am (UTC)
"ничего квантово-механического тут нет"

Конечно. Я имела в виду только саму готовность отложить поиски физического смысла "на потом", удовлетворившись тем, что формула позволяет верно предсказать результаты эксперимента.

Вообще-то грекам, по крайней мере пифагорейцам, как раз такой подход и должен был бы импонировать: они ведь верили, что именно числа лежат в основе мира?

В этом отношении интересной фигурой был Ньютон: с одной стороны, он добавил в свою радугу два лишних цвета именно для того, чтобы их число соответствовало числу планет и нот в октаве (то есть, удовлетворяло априорным принципам), а с другой, он не моргнув глазом принял действие на расстоянии, когда того потребовала его формула, наплевав на (господствующие?) картезианские представления :)
shkrobius
Jan. 30th, 2017 07:50 am (UTC)
Ньютон почти 20 лет работал над своей собственной эфирной теорией гравитации.
https://books.google.com/books?id=w2PxCAAAQBAJ&pg=PA88
Сам он не считал свою теорию законченной, ему хотелось найти механическое/оптическое объяснение, но ничего хорошего придумать не удалось.