?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Жизнь Галилея, а равно и Кеплера с Коперником, Артур Кестлер описывает во второй части своей книжки, но меня заинтересовала первая. Там он пытается с птичьего полета проследить предшествующую историю гелиоцентрической модели Солнечной системы.


Сам трактат Аристарха, «последнего из пифагорейских астрономов», до нас не дошел. Однако упоминания о нем Архимеда, среди прочих, не оставляют сомнений, что Аристарх знал, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Его слава в античном мире была столь велика, что даже через триста лет Витрувий именно с него начинает свой список величайших умов.

Только один логический шаг отделяет Аристарха от Коперника, Гиппократа – от Парацельса, а Архимеда – от Галилея; но на совершение этого шага потребовалось почти два тысячелетия. Почему? Что случилось в III веке до н.э. (Аристарх умер в его 30-м году), что направило интеллектуальные усилия человечества по совсем другому руслу?

Кестлер пишет о «политическом, экономическом и моральном банкротстве классической Греции накануне македонского завоевания». Философия Платона и Аристотеля отражает «бессознательную жажду стабильности и постоянства в рушащемся мире, где изменение может быть только к худшему, а продвижение возможно только в сторону катастрофы».

Допустим. Но почему же эти настроения «империи времени упадка» были столь охотно восприняты молодыми варварскими государствами Европы, когда их жители наконец обнаружили древние рукописи?


Деталь рельефа на боковой стороне саркофага Александра Македонского (фото Ronald Slabke)

Posts from This Journal by “мироздание” Tag

Comments

a_gorb
Jan. 29th, 2017 04:59 pm (UTC)
”//идея сферической Земли, свободно движущейся в воздухе … Отсутствие у нас ощущения этого вращения греков либо не смущало”
Вот и надо как-то объяснить, а почему мы ветра то при этом не ощущаем. Уверен, что и греки и после них сообразили, что геометрически эквивалентно рассматривать как центр солнце или землю. Вопрос как раз был в физической области. И вопрос как раз о ощущаемости движения. И вопрос этот сложен, иначе зачем же Галилею понадобилось писать целую книгу.

”Я слышала о том, что современные физики трудятся над разработкой системы, где и пространство”
Я немного о другом, о более простом. Что бы сформулировать свои законы, Ньютону пришлось постулировать существование пространства, в котором эти законы выполняются. И кстати, считать солнце неподвижным в этом пространстве неправильно уже во времена Ньютона. Хорошее приближение – все вертится вокруг центра масс солнечной системы.
Но у нас нет способа определить это пространство. Мы знаем законы движения (Ньютона), но не знаем, где ими можно пользоваться. Этот вопрос решил Эйнштейн, придав теории такой вид, что ее можно использовать где угодно. А раз где угодно, то вопрос о том, кто вертится, а кто неподвижен, стал бессмысленным.

Древние греки вообще отличались внезапной остановкой перед дальнейшим развитием. Например, разработав подробную теорию рациональных чисел, они остановились перед непрерывностью и пределом. Почему – я не знаю.
egovoru
Jan. 29th, 2017 08:58 pm (UTC)
"Древние греки вообще отличались внезапной остановкой перед дальнейшим развитием"

Может, на то были чисто внешние причины?Политическая смута, иностранное завоевание или что-то в этом роде? Библиотеки жгут, людей убивают, и потом приходится начинать все сначала?