Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

snail

Что-то физики в почете

Дискуссия, развернувшаяся в советской печати в середине прошлого века, почти дословно воспроизводит спор Евгения Васильевича Базарова и Павла Петровича Кирсанова, описанный столетием раньше. Но и Базаров – не первый, кто не видел толку в искусстве.

Collapse )

snail

Где без питья и хлеба, забытые в веках

Имя Айн Рэнд всплывает в разговорах все чаще, так что мне тоже захотелось о ней высказаться. Продраться через 600 страниц ее magnum opus’a, который еще никто не похвалил за художественные достoинства, мне не под силу, так что я выбрала путь более короткий – ознакомилась со сборником ее статей.

Collapse )

snail

На холсте уста вселенной

Размышляя о том, как художники пытаются изменить мир, Борис Гройс отмечает, что с 20-го века они стали использовать новую стратегию. Если раньше они вдохновлялись надеждой пробудить лирою добрые чувства, то теперь ставят себе задачу создания новой материальной среды, способной воздействовать на помещенных в нее людей.

Collapse )

snail

А бойтесь единственно только того

У него была душа Кальвина: «А по-нашему, а по-моему: убежденность человека, что он нашел правоту – нормальное человеческое состояние. <…> Сознание, что жизнью своей служишь воле Бога – здоровое сознание всякого человека, понимающего Бога простым, отнюдь не гордостным сердцем».

Collapse )

snail

Спойте мне песню о Данте

Законодатель художественного вкуса Джон Рескин так сформулировал главный принцип Братства прерафаэлитов: «Добиваться абсолютной, бескомпромиссной правды в том, что мы делаем, за счет изображения всего, вплоть до мельчайших деталей, с натуры и только с натуры». При виде их творений мне, однако, хочется воскликнуть, как Даме, приятной во всех отношениях: «Ах, как манерна! Ах, как манерна! Боже, как манерна!» :(

Collapse )

snail

У любви, как у пташки, крылья

Еще в детстве, прочитав «Властелина мира», я усвоила, что насильно мил не будешь. Любовь нельзя навязать не только другому, но и самому себе – и не только к человеку, но и к произведению искусства.

Collapse )

snail

Пойдем сегодня благовонный

Адресат этого державинского послания – последний представитель века Просвещения в России, личность если и не столь титаническая, как Ломоносов, то не менее примечательная. Прекрасная книжка о нем, впечатлившая меня в юности, теперь полностью доступна в сети.

Collapse )

snail

Художник нам изобразил

Извечный вопрос о том, «ведет» ли художник публику за собой к новым эстетическим рубежам или, наоборот, «выражает» уже присущие ей идеалы, неразрешим еще и потому, что здесь нельзя рассматривать публику как монолит.

Collapse )