Category: искусство

snail

Все на праздник Эригоны жрицы Вакховы текли

Родители, заботясь о воспитании эстетического вкуса у своего чада, начали таскать меня по художественным музеям в самом нежном возрасте. Увы, из этих ранних походов мало что отложилось у меня в сознании: все увиденные полотна слились в единое цветное пятно. Кроме одной картины, которая так поразила мое юное воображение, что запомнилась индивидуально.

Collapse )

snail

Во зло употребила ты права

Об «Исповеди глупца» я впервые узнала в юности, от Нины Берберовой, которая была знакома с последней женой Стриндберга и оценила эту книгу очень высоко: «В двадцатом веке люди раскрыли себя, как никогда до того не раскрывали. Все – о себе, все книги. Обнажение того, что раньше было тайной. Одним из первых сделал это Стриндберг (если не считать Руссо) в 1893 году. <...> Мы продолжаем в известной мере идти по этому пути (Стриндберга-Жида) и говорим о себе то, о чем молчали наши отцы и деды». Заинтригованная, я кинулась читать, но быстро обнаружила, что «Исповедь» – манифест самого патологического женоненавистничества, гораздо ядовитее «Крейцеровой сонаты» или «Сыновей и любовников».

Collapse )

snail

Вызывает антирес ваш технический прогресс

У психологов и нейрофизиологов есть свои любимые предметы исследования: сон, память, процесс принятия решений – масса работ посвящена именно им. Спору нет, это все очень важные аспекты высшей нервной деятельности, но меня почему-то особенно занимает другое.

Collapse )

snail

Поистратил ты разум недюжинный

У Сомерсета Моэма в «Бремени страстей человеческих» есть незабываемый персонаж: Фанни Прайс, соученица Филипа по художественной школе. «Плевать мне на то, что они обо мне думают. Я все равно буду учиться. Я знаю, у меня есть талант. Чувствую, что я художник. Лучше умру, чем брошу живопись. Да я и не первая, над кем смеялись в школе, а потом оказалось, что это и был настоящий гений. Искусство – единственное, что мне дорого, и я с радостью отдам ему жизнь. Все дело в упорстве и умении работать». Она выполнила свое обещание – повесилась, когда закончились деньги на учебу.

Collapse )

snail

Двадцатый век… Еще бездомней

«Папаша» Климт писал портреты светских львиц, а вот оба его протеже всматривались в собственное отражение. И увидели там такое, что их творения быстро попали в список «дегенеративного искусства», подлежащего уничтожению в Третьем рейхе.

Collapse )

snail

О, если бы вернуть и зрячих пальцев стыд

После съезда деревенской бедноты в 1919 году в Зимнем дворце выяснилось, что его севрские вазы использованы в качестве уборных. А за два года до этого Марсель Дюшан предложил писсуар для выставки «Общества независимых художников». Сопоставляя эти два события, Михаил Эпштейн подчеркивает принципиальную разницу между разрушением искусства и созданием антиискусства, уподобляя ее разнице между жестом насильника и жестом юродивого.

Collapse )

snail

Any time you’re Lambeth way

Жанр мюзикла я воспринимаю плохо: вздрагиваю всякий раз, когда герой, только что разговаривавший нормально, вдруг разражается арией. К бродвейским же постановкам я долгое время относилась, как к еде в Мак-Дональдсе – до тех пор, пока сама не побывала на одной ;)

Collapse )

snail

Цвет небесный, синий цвет

Различия в словарном запасе разных языков в основном объясняются особенностями обихода на нем говорящих. Понятно, почему в европейских языках нет своего слова для обозначения коалы – потому что коалы в Европе не водятся! Но бывает, что примерно одинаковая действительность словесно сегментируется в разных языках по-разному. Например, мы используем одно и то же слово «масло» для обозначения и жидких, и твердых его разновидностей, а вот у англичан есть два разных слова, «oil» и «butter». И, наоборот, одному английскому слову «blue» соответствуют два наших: «синий» и «голубой». Последнее давно меня занимало, а вот лингвист Александр Василевич попытался в этом разобраться.

Collapse )