Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

snail

Еще я говорил, что страшен меч и мор

По воспоминаниям Гейзенберга, Нильс Бор связывал Первую мировую войну с торжеством «прусского начала»: «Прусская норма, как мне представляется, следует прообразу рыцаря-монаха, принесшего обеты бедности, целомудрия и послушания, распространяющего христианское учение в борьбе против неверных и потому ощущающего над собой божественное покровительство». Гейзенберг, хотя и выросший в Баварии, признается, что нормы прусской жизни, первая из которых – подчинение индивида общей задаче, всегда производили на него сильное впечатление. А вот Бор характеризует себя и своих соотечественников иначе: «Свобода и независимость отдельного человека для нас важнее, чем могущество, добытое через всеобщую дисциплину». Он связывает это с популярностью в Дании свободолюбивых героев исландских саг, не хотевших жить под игом могущественных норвежских конунгов.

Collapse )

snail

И ум, и мир, как плащ, одеты

Прочитав автобиографическую книжку Гейзенберга, я сразу увидела, откуда растут ноги у «It from bit» Джона Уилера. Гейзенберг: «В современной квантовой теории едва ли можно сомневаться в том, что элементарные частицы в конечном счете суть математические формы, только гораздо более сложной и абстрактной природы». Или вот еще: «Современная физика идет вперед по тому же пути, по которому шли Платон и пифагорейцы».

Collapse )

snail

Она мне, – Ждет меня один философ

Лейтмотив всей книжки Адама Беккера – влияние исторических обстоятельств и психологических особенностей индивидуальных ученых на развитие науки. «Если бы политические взгляды Дэвида Бома были не столь неприемлемыми, если бы Хью Эверетт не так ненавидел публичные выступления, если бы Эйнштейн обладал харизмой Бора, история, рассказанная в этой книге, была бы совсем другой». Зачем препираться по поводу «физического смысла» формул квантовой механики, если сами формулы остаются неизменными? А затем, что интерпретация этих формул определяет будущее развитие физики – а с ней и всего общества.

Collapse )

snail

Живо по коням – в погоню за квантами!

Неизвестно, можно ли толково объяснить существо научных концепций человеку, не имеющему специального образования – или это задача заведомо невыполнимая. Преподавателям физики на биофаке это не удалось: представления о квантовой механике у меня самые туманные. За книжку Адама Беккера я взялась по рекомендации уважаемого thedeemon – и присоединяюсь к его похвальному отзыву.

Collapse )

snail

Есть железная логика – рельсы

Невозможность вывести моральный закон из законов физического бытия Шон Кэрролл демонстрирует при помощи аристотелевой логики. Еще Дэвид Юм заметил за своими коллегами-философами: начиная разговор с того, что является истиной, они незаметно переводят его на то, что должно быть истиной. На философском языке это называется «выводить императивные суждения из индикативных». Например, таким образом:

Collapse )

snail

Глухой зимы глухие ураганы

Многие физики весьма поспособствовали прогрессу биологии – вспомним хотя бы Френсиса Крика или, еще до него, Макса Дельбрюка. Но некоторым из них лучше бы оставаться на своей собственной территории :)

Collapse )

snail

А жить так тревожно и сложно

Палеонтологическая летопись говорит нам, что были времена, когда на Земле вообще не было жизни, затем настала эра простых одноклеточных существ, а еще позже появились более сложные многоклеточные организмы. То есть, когда мы охватываем взглядом историю жизни в целом, то видим поступательное увеличение сложности. В отдельных эволюционных линиях сложность может и уменьшаться – например, при переходе к сидячему образу жизни или паразитизму. Но почему сложность жизни в целом возрастает в ходе ее истории?

Collapse )

snail

Соберутся пусть авторитеты, чтобы вирус раскороновать

У человека, давно забывшего школьную программу, бактерии и вирусы идут через запятую в списке инфекционных агентов. На самом же деле между ними – дистанция такого огромного размера, что многие (в том числе и я) даже не склонны считать вирусы самостоятельными живыми организмами. Они ведь слишком просто устроены и потому способны размножаться, только задействуя более сложные клеточные структуры.

Collapse )

snail

Прислушаемся к генам, в нас томящимся

«Геноцентрическое» представление об эволюции было предложено Уильямом Гамильтоном для объяснения парадокса естественного отбора у общественных насекомых типа пчел, рабочие особи которых не размножаются. Ричард Докинз сделал его популярным в широких массах, написав книжку с провокационным заглавием.

Collapse )

snail

«Эрика» берет четыре копии

Основная проблема меметики – отсутствие ясного представления о физической природе мема. Антрополог Роберт Аунгер попытался заполнить этот пробел, постулируя, что мем – это определенная конфигурация нейронных сетей мозга. В этом случае мем сходен даже не с геном, а с другим биологическим объектом, заслуживающим названия «репликатора»: а именно, с белком-прионом.

Collapse )