Category: общество

snail

Все подвластно перемене, что на свете сем ни есть

Изменение человеческой культуры заметнее для глаза, чем эволюция живых организмов – особенно сегодня, когда культура радикально преобразуется уже при жизни одного поколения. Но, если механизм биологической эволюции мы уже более или менее выяснили, то о культурной, увы, этого не скажешь. Книжка Алекса Месуди – скорее эмоциональный призыв к ее изучению количественными методами, чем сколько-нибудь целостная ее модель.

Collapse )

snail

Это елка и подарки

Продолжаю начатую в прошлом году новогоднюю традицию – виртуальные подарки пятерым самым активным в течение прошедшего года комментаторам (настройки журналов которых это позволяют)! С небольшим дополнением: если кому-то подарок уже достался в прошлый раз, то в этом году он не участвует в конкурсе. С учетом этого условия знак моей благодарности получают:

Collapse )

snail

Иные, лучшие, мне дороги права

В юности я думала, что залог успеха государства – «правильные» общественные институты. Чем старше я становлюсь, тем яснее понимаю, что этого недостаточно. Похоже, к тому же выводу приходит и все больше серьезных исследователей – во всяком случае, авторы книжки о крушении демократий тоже подчеркивают роль именно неписаных законов.

Collapse )

snail

Подбирая число наугад

Изучая обезьян и лемуров, Робин Данбар обнаружил зависимость между относительным объемом их неокортекса – самой эволюционно молодой части коры головного мозга – и размером их стай. Эктраполировав эту зависимость на человека, Данбар получил число 150, которое с тех пор так и называют «числом Данбара».

Collapse )

snail

Сложность растет с переменой мест

Что устроено сложнее – смартфон или бактерия? Как мы уже обсуждали, никто еще не придумал универсального способа оценки сложности физических систем. Но Гай Дойчер пишет, что правды нет и выше не существует и способа интегральной оценки сложности языка.

Collapse )

snail

Инженеру хорошо, а доктору – лучше

По мнению Ричарда Хэмминга, в потрясающей эффективности математики нет ничего удивительного: просто-напросто мы применяем ее только к объектам, поддающимся математическому описанию! Геннадий Копылов, статью которого мне порекомендовал уважаемый nebos_avos, идет еще дальше и утверждает, что и физические законы работают только потому, что мы применяем их исключительно к нами же созданной действительности – «инженерным мирам», как называет их автор.

Collapse )

snail

Задымленную проседь соболей

Согласно Александру Эткинду, в нынешней тотальной зависимости российской экономики от продажи нефти и газа нет ничего нового – именно такова была и допетровская Московия, только роль нефти играли сибирские меха. Если так, сразу становится понятна и неудержимая жажда московских государей к захвату все новых восточных территорий, и даже Смутное время, вызванное истощением казны вследствие истребления пушных зверей: «Когда в кремлевском казначействе соболиный мех сменился заячьим, московский период российской истории подошел к концу».

Collapse )

snail

Возле города Пекина

Московский книжный фестиваль «Красная площадь» в целом мне понравился. Когда я туда пришла, на главной сцене Владимир Познер представлял свой новый опус, в другом углу читали стихи, в третьем – предлагали роскошно изданные книжки-малютки. А в одной из круглых палаток два юноши бледных со взором горящим разоблачали лженауку – и вот это зрелище вызвало у меня смешанные чувства.

Collapse )

snail

Все на праздник Эригоны жрицы Вакховы текли

Родители, заботясь о воспитании эстетического вкуса у своего чада, начали таскать меня по художественным музеям в самом нежном возрасте. Увы, из этих ранних походов мало что отложилось у меня в сознании: все увиденные полотна слились в единое цветное пятно. Кроме одной картины, которая так поразила мое юное воображение, что запомнилась индивидуально.

Collapse )